суббота, 11 августа 2012 г.

пятница, 10 августа 2012 г.

От спецшколы ВВС до РКИИГА Книга о легендарных авиационных учебных заведениях, 2013 год , 250 стр


Шестаков Владимир Захарович



  









ШЕСТАКОВЫ

История одной семьи

села Колодежное Воронежской области





2012



Оглавление



1. Некоторые вехи в истории села 4

2. Церковь 14

3. Предки по линии мамы - Анастасии Васильевны 19

4. Семья Шестаковых 21

5. Дед Василий Щербаков 26

6. Коллективизация 28

7. Арест Шестаковых 33

8. Война 39

9. Окупация 41

10. Школа 43

11. Мой брат Иван 52

12. В порядке заключения 56





Если Ты ничего не знаешь о свих предках, сделай все, чтобы твои внуки и правнуки, когда захотят, смогли побольше знать хотя бы о Тебе!







Человеку свойствено стремление к познанию истории. Многим хочется разогнать темную пелену времени и прикоснуться к своим истокам. Им мало знать своих родителей: отца и мать. Хочется знать их родителей и историю их происхождения. Но даже этот исторически скромный экскурс в историю своего рода не каждому удается. Очень сложно установить свою родословную простым людям - не барских, княжеских кровей или оставивших в историии какой либо след своей деятельностью или поступками. Да практически и мало кого это беспокоит. И потому хочется сказать: сделайте все, чтобы ваши внуки и правнуки, когда захотят, смогли побольше знать хотя бы о Вас и вашей жизни. Многое можно найти в исторических архивах. В документах хранятся фамилии героев, а также и тех, кто не только из-за трусости, но из-за жадности, зависти, за меховую шапку, за ведро вина предавал ближнего, выдавал карателям участников сопротивления или инакомыслящих.

Время благодарно к героям и беспощадно к мерзавцам. Мы мало думаем о том, что твои поступки будут известны не только современникам, но и потомкам. В этом моральный выбор каждого.































Некоторые вехи в истории села



Малой родиной моих предков, а я знаю далеко не всех, только на два поколения назад, является село (Слобода) Колодежное Воронежской области, расположенное на берегу реки Дон. Жителей этих местностей настолько перемололи крестьянские (казачьи) бунты 17.-18. веков, революции, гражданская и мировые войны 19.- 20. веков, что особенно сложно восстановить родословную.



После падения владычества заволжских татар, в начале XVI столетия, земли, простирающиеся от устья Дона до Воронежа, представляли дикую степь. Здесь кочевали разноплеменные народы, свободно переходили с одного места на другое и все незаселенное пространство Дона считали своею землей. До конца XVII столетия, Дон продолжал предоставлять убежище всякому пришельцу, и даже в начале XVIII столетия, не смотря на запреты, на Дону все еще принимали под разными предлогами заходивших сюда из губерний людей. Из них постепенно сформировалось на берегах Дона воинственное общество, под именем Донских казаков.

Певые упоминания о селе Колодежном датируются 1650 годом, т. е. во времена восстания Степана Разина, а значит появилось оно и того раньше. И его можно отнести к числу старейших сел в Воронежской области или как раньше называли эти места - Слободского края, так как с начала освоения этих степных земель большая часть населения проживала в слободах. В степном Придонье слободы начали появляться в пору правления царя Алексея Михайловича, отца Петра I. Это было время массового заселения и освоения этих земель, появления новых сел, деревень, слобод и хуторов.

Колодежное

Село, тянущиеся в глубину широкого лога, выходя восточной окраиной к Дону. Название , видимо переделано из слова колодезь или лог с бъющими ключами. В 1782 году в селе насчитывалось 1443 жителя.

В те годы жизнь в этих местах, известном как "дикое поле" была неспокойной. Много было беглых людей, которые объединялись в ватаги и нападали на поселения. Да и кочевые народы нередко появлялись в этих местах. Чтобы укрепить границы, её заселяли черкасами – заднепровскими казаками из Малороссии. Заселяемые ими донские земли в юго-западной части Воронежской области примыкали к территориям Украины, которые составляли, так называемую Слобожанщину. Происходит это слово от названия свобода, т.е. люди, проживавшие в этих местах имели определенные послабления со стороны государства в своих действиях. Слобожанщина имела самоуправление, т.е. существовало отработанное полково - сотенное устройство, где полк одновременно был как военной, так и территориальной единицей. Колодежное основано на землях Острогожского слободского (черкасского) полка.

Острогожский слободской (черкасский) казачий полк — начало полка отнесится к 1652 году, когда на реках Тихой Сосне и Острогоще был основан Острогожск, ставший полковым городом. Туда сразу пришёл целый украинский (черкасский) Черниговский полк в 1000 человек (численность одних мужчин, без семей) во главе с полковником Иваном Николаевичем Дзиньковским. По царскому указу Воронежский воевода Арсеньев начал помогать им оседать на постоянное местожительство. Острогожскую крепость под руководством воеводы строили казаки совместно с московскими служилыми людьми. Просуществовал полк более 100 лет. 26 июля 1765 года Манифестом «Сея императорского Величества Екатерины Второй», из казачьего полка был сформирован — Острогожский гусарский полк.


Вся военная, административная и судебная власть на территории полка принадлежала казачьему полковнику. Он имел при себе символы власти полка: печать, литавры, полковую хоругвь. Военную и гражданскую администрацию составляла полковая старши́на: обозный, судья, есаул, хорунжий, и два писаря, которые входили в полковой Совет. Полк делился на сотни. Сотенное управление осуществляли сотник, атаман, есаул, хорунжий и писарь. Каждый десяток имел десятника. Такая система власти отмечалась двумя характерными признаками: избирательностью старшины, но при этом жесткой иерархией полувоенной власти. Концом «вольной» Слобожанщины можно считать манифест Екатерины II от 28 июля 1765 г. Казаки лишились привилегий и стали «войсковыми обывателями» Этим же манифестом были упразднены слободские полки. На их основе были созданы регулярные гусарские полки, в том числе Острогожский, которые отличились во многих войнах Российской империи.



казаки-черкасы слободского полка.

Малороссияне приходили на Дон исстари. Для середины 17 века характерно ожесточенное противостояние польских магнатов и украинских черкасов-козаков. В 1648 г. Богдан Зиновий Хмельницкий, возглавив казачье войско малороссов совместно с крымскими татарами, разгромил поляков в окрестностях г. Корсуня. Наступил шаткий мир, но он повелил козакам укрепить связи с Московией, и они стали полякам выставлять требования, на которе те согласится не могли. В числе этих требований были: немедленная ликвидация церковной унии и предоставление суверенной власти на землях Левобережья Днепра, куда не имел бы доступа ни один польский шляхтич, кроме тех, которые захотят обрабатывать землю своими руками. Польский Сейм отказался выполнять какие-либо требования и постановил начать войну. Неорганизованная армия Хмельницкого, предательство Крымского хана делали эту войну проигрышной для казаков. Подавив сопротивление поляки жестоко расправлялись с непокорным населением левобережной Украины. Невыносимый чужеземный гнет вынудил их попроситься "под руку Московского государя". Так стали заселять Придонье выходцы из Малороссии. С севера перебирались сюда на место жительство также великоросы. Они уже давно начали осваивать места вдоль берегов Дона, образовав донские казачьи поселения.

Первая перепись на Дону произведена в 1763 году по коей все непричисленные в казаки малороссияне приписаны за станицами. Сверх податей, они отбывали земские повинности. До 1782 года число их продолжало множиться. По высочайшему Указу императора от 26 февраля 1816 года были прекращены новые переселения на Дон, а все приписанные к станицам переселенцы были обращены в казаки.



Смешание в этих краях исторически близких, и в тоже время разных, в связи с далеко непохожими условиями жизни после Киевской Руси народов, способствовало тому, что на этих землях появилась некая отличная и от русских и от украинцев народность - донские казаки.



Едва ли возможно переоценить вклад донского казачества в укрепление Российской государственности, в упрочение мощи и славы России. Среди всех казачьих войск именно Донское наиболее, пожалуй богато традициями, исторической памятью, свершениями ушедших поколений. В емком понятии "казачество" донская составляющая весома и заметна.



Административный статус Донского-Слободского края менялся многократно. По указу Петра I от 18 декабря 1708 года Придонье целиком вошло в Азовскую губернию. Но спустя три года Азов вернули туркам, а центром губернии стал Воронеж. Губерния делилась на уезды. Но слободские полки территориально сохранялись. Хотя их границы - межи, конечно, многократно менялись. Учитывая, что местность населяют потомки малороссийских казаков, Острогожский уезд из Воронежской губернрнии передавался в Украинскую губернию, возвращался обратно и только с 1802 года он больше за Воронежскую межу не отделялся.

Что же касается название Слобода, то как оказалось Подгорное- районный центр, куда входит село Колодежное и в 2000 году все еще имело официальный статус именно Слободы. Хотя уже давно большинство населенных пунктов этих мест назывались селами, ну а в нынешней новейшей истории стали именоваться поселениями, совершенно не подходящее и режущее слух старожилам этих мест название.

С тех исторически первых лет заселения донских земель сформировался и этнический состав жителей села Колодежное. Оно изобилует украинскими фамилиями: Лысенко, Купченко, Макаренко, Левченко, Опрышко, Лысенко и русскими: Шестаковы, Щербаковы, Шишкины, Бакаловы, Куприяновы и др., язык у селян представляет смесь украинского с руским и имеет неповторимый колорит, а жителей села и прилегающих поселений называют хохлами - не руские и не украинцы, одним словом хохлы.

Удивительная природа в этих местах. Местность, прилегающая к правому берегу Дона, впечатляет настоящими альпийскими ландшафтами. Величественные овраги, меловые скалы, многие из которых покрыты лесными массивами, дубравами, кустарниками. Это уникальные места Среднерусской возвышенности. Здесь замечательный климат средней полосы России - мягкая зима и отсутствие зноя летом. О природе Придонья в те далекие времена написаны стихи известного поэта, уроженца этих мест А. Кольцова:



Степь раздольная далеко вокруг,

Широко лежит, расстилается!..

Ах ты, степь моя, степь привольная,

Широко ты, степь, пораскинулась,

К морю Черному понадвинулась!"

И дальше:

В края дальние пойдет молодец – Что вниз по Дону, по набережью, Хороши стоят там слободушки.



А. Кольцов родился в Воронеже в 1809 году, т.е. на 100 лет позже основания села Колодежное. И он воочию видел наши края в том виде как написано в его стихах. Теперь, конечно, многое изменилось. В Воронеже чтут память поэта. Отмечены памятные места, связанные с ним, а 2009 год прошел как год Алексея Васильевича Кольцова в связи с 200-летием со дня его рождения.

Прекрасно смотрится Колодежное зимой. Меловые возвышенности и глубокие овраги покрыты глубоким снегом. Прекрасные места для катания на санках и лыжах. Не нужно далеко ходить. Горки начинаются прямо от хаты. Много водится зайцев и лисиц.

.

На этой фотографии представлена та часть Колодежного зимой, где прошло мое детство. В левом нижнем углу сады. Верхняя часть-покрытые снегом горы и овраги. Наш сад, огород и бывшее подворье в средней части фото. Ориентир-заросший деревьями огород.



Свои жилища поселенцы строили из вербы, хвороста, затем обмазывали их глиной с конским пометом, стены белили мелом, кровлю изготовляли из камыша (очерета), который в изобилии растет и сейчас в Донской пойме или соломы. Мое послевоенное детство прошло именно в такой хате, фото.

.



Зачастую скученность построек приводила к опустошительным пожарам, затрагивавшим не только дома селян, но и сельхозкультуры. В сухую ветряную погоду огонь распространялся весьма быстро. Чтобы избежать подобных бедствий губернское руководство требовало определенной планировки поселений, не допускя скученности.

Село Колодежное раскинулось на правом берегу Дона в большой его излучине, выше от устья притока Дона р. Битюг, впадающего в него с левой стороны. Всю излучину занимает низменная часть берега, представляющая собой прекрасные заливные луга. За ними на удалении от русла Дона возвышаются разной высоты холмы с оврагами, балками, пятнами лесов разного состава и раскинувшимися между ними полями .





р. Дон у села Колодежное (Прогон).



Отсюда на близлежащих холмах и начиналась слобода Колодежное двумя частями, отделенными друг от друга низиной: «Верхняя сторона» и « Нижняя сторона».



В книге "Военно-статистическое обозрение Российской империи при I отделении департамента Генерального штаба, том 13-Воронежская губерния от 1850 года" сказано:

"…Слобода Колодежная на скате правого

нагорного берега реки Дон, который

с северо-западной стороны этой

слободы прорезан глубоким оврагом."



Весной низина заполнялась разливными водами Дона на 2-3 км вглубь территории по широкой лощине между двух достаточно высоких меловых гор. Летом она зарастает густыми непролазными кустарниками лозы, ольхи, березняком, а также высоченными зарослями крапивы, лопуха, осоки.



Панорама ближней к р.Дон (восточной) части с. Колодежное (летом).





Панорама более удаленной (западной) от р.Дон части с. Колодежное (летом).

Все Придонье впечатляет красотами и историческими местами. За последние годы существенное развитие получил туризм в этих местах. Существует множество маршрутов и село Колодежное является одним из их пунктов. Выше по Дону от Колодяжного находится село Костомарово. Здесь в высоких меловых берегах Дона в пещерах находится знаменитый монастырь. Аналогичные пещеры имеются также ниже по течению Дона от села Колодежное за поселком Белогорье, известное тем, что здесь проходил службу и женился на местной красавице декабрист Кондратий Рылеев. Именно в этих местах находятся самые богатые в России залежи мела, мергеля, бентонитовых глин. И не случайно, расположенная в 40 км от села Колодежное станция Подгорное, она же в настоящее время районный центр, в 30-е годы прошлого века стала площадкой для строительства одного из первых в стране цементных заводов. Местность вблизи села Колодежного изобилует родниками-колодезями. Старинное название родника - кладезь, колодезь. Задолго до основания села, еще в 15-16 веках родники здешних мест были хорошо известны казачьим разъездам, в обязанности которых входило обнаруживать появление кочевников в крае. Вкусная родниковая вода привлекала к себе как степных кочевников, так и дозорных казаков. Стоит отметить, что получение новых названий (или переименование) населенных пунктов в этих местах было достаточно обычным явлением. Однако село Колдодежное сохранило свое название с момента его основания, именно благодаря своему происхождению. Один из таких родников –колодезей находится в нескольких сотнях метров от начала южной части села. Из под стометровой меловой горы пробивается каскадом целый ручей холодной и кристально чистой воды, который стал базой для стороительства первыми переселенцами водяной мельницы. Появилась она в начале 18 века. Колесо мельницы приводилась в движение водой родника, который бьет из-под горы до настоящего времени. Мощность родника такая, что водной массы хватало приводить в движение жернова без дополнительного водоема. Много бурь, ветров, неожиданных поворотов истории коснулись прозрачных вод родника, берега которого остались невольными свидетелями прошедших эпох. И это ставит родник в один ряд с такими памятниками истории, как каменные идолы и курганы. Заметную роль в жизни села играет родник и водяная мельница и сегодня. Со всех сторон едут к нему люди посмотреть мельницу и попить вкусной ключевой воды. Каждый год 19 января в День Крещения Господнего воды родника освящаются церковнослужителями, а многие сотни жителей округи собираются, чтобы запастись святой водой, искупаться в роднике. Во время войны село было разрушено. Осталось всего несколько домов, в том числе и мельница, хотя и была частично разрушена. Когда колхоз стал «на ноги» после военного лихолетья в 1950 году ее перестроили. На основании остатков сельские умельцы Тарасенко А.С. и Курочкин И.И., сделали новое колесо. Мельница работала круглосуточно. Мирошниками в разное время работали селяне: Копылова Е.И., Мальцев, Скляров А.Д., Исаенко и другие.





Такой мельница была и то, что от нее осталось.







В народе принято, что мельница, особенно водяная, а особенно также заброшенная, разоренная — это место обитания нечистой силы. Верят, что под мельничным колесом живет водяной, на Мельнице русалка моет волосы, на столбах разрушенной Мельницы сидят черти, а на крыше — вампир. Пустые Мельницы стараются обходить стороной: водяные демоны празднуют там свадьбы и могут затащить к себе прохожего. Ну и еще много чего напридамано о пустующих водяных мельницах. Поэтому для села Колодежного эта мельница является завлекательным для туристов местом и известно оно далеко за пределами не только села, но всей округи.

Вплоть до советского времени в селе сохранялись также и ветряные мельницы, которых насчитывалось до тридцати штук. Они располагались по верхней гряде меловых гор. Водяная же мельница всегда занимала особое место. После разграбления и разорения в первые годы Советской власти ветряных мельниц, она оставалась единственной, где селяне не только села Колодежного, но и других поселений могли молоть зерно. В настоящее время, как сказано, это достопримечательность села, привлекающая многочисленных туристов, путешествующих по донским местам.





Село с момента основания отличапось многочисленными родственными связями селян. Постепенно близкое родство было утрачено и остались однофамильцы в большом количестве разбросанные по всей протяженности села. К этому времени были построены две школы: земская и церковно-приходская. Одна из них (земская) находилась в западной части села, другая (церковно-приходская) при церкви в восточной части.



По переписи 1906 года в Колодежном было уже 443 двора, с населением около трех тысяч человек. Семьи были большие, в каждой из них до 7-9 детей. В земской школе училось 67 мальчиков и 24 девочки, в церковно - приходской 43 мальчика и 7 девочек. Всего в обеих школах обучался 141 человек.



Основной задачей церковно - приходской школы было религиозное воспитание, поэтому нужной общеобразовательной подготовки ученики не получали. Селяне не задумывались о важности общеобразовательной стороны обучения и приветствовали участие детей в церковных хорах и богослужении. Да и предметы здесь были соответствующие: Закон божий, Чтение, Письмо, Пение.

Более авторитетной была земская, постоянно расширявшая свое влияние среди селян. Однако дети посещали школу нерегулярно: на каждые два учебных дня приходился один неучебный. Некоторые из них посещали занятия не более одного - двух раз в год. Пропуски занятий «на говенье в дни поста» составляли половину учебного времени. Главной же причиной непосещения являлась бедность. Она вынуждала родителей удерживать детей весной и осенью для домашних и полевых работ. Зимой многие дети не ходили на уроки из-за отсутствия обуви. Нередко посещению школы мешали болезни, местные ярмарки, свадьбы, непролазня грязь в распутицу и другие причины. Острая нужда была в пособиях для учителей и учебниках для школьников.

Земская школа находилась у подножья меловой горы за верхним рядом домов, напротив бывшего подворья моих предков Шестаковых и моя мама закончила, как она говорила, четыре класса и коридор. Впрочем большинство соседей имело такое же образование. В то же время многие крестьянские дети из-за бедности оставались вообще вне школы. Школа была разрушена в 1942 году во-время окупации села фашистами.

Вблизи Колодежного располагаются несколько хуторов на шесть- десять домов в каждом. Сейчас они полностью заброшены. Наиболее значимым среди них хутор Коловерть, расположенный в трех километрах ниже по течению Дона и Гарусенок, расположенный западнее села. Все хуторяне были связаны с селом многочисленными родственными связями, они приходили сюда на богослужения в церковь, а также для решения бытовых проблем с сельскими органами управления.





Церковь



Поскольку в нашем рассказе события пойдут об одном из прихожан сельской церкви, исключительно набожным человеком, пострадавшим в том числе и за эти убеждения, дадим небольшое описание этому культовому сооружению. Церковь в Слободе была построена уже певыми поселенцами козаками-черкасами, которые строили свои жилища на высоком берегу Дона. Дон здесь имеет сильное течение, делающее правый поворот, поэтому правый берег на протяжении двух сотен метров представляет равнинную местность, прекрасные заливные луга, сейчас это отмель покрытая чистым песком – прекрасное место для отдыхающих. Селяне прозвали эту часть Дона - Прогон. Первые поселенцы села Колодежное были очевидцами, не исключено, что и участниками, восстания крестьян под предводительством Степана Разина. Степан Разин был казаком второго поколения. Его отец, Тимофей Разя, - бедный крестьянин из воронежского села, носящего ныне название Новая Усмань. Чтобы призвать население к восстанию Разин рассылал письма. Вот содержание одного из них: «Пишет Вам Степан Тимофеевич всей черни... И я выслал казаков, и Вам бы за одно изменщиков выводить и мирских кровопивцев выводить. И мои казаки как промысел станут чинить Вам идти к ним в совет и кабальные и опальные шли бы в полк к моим казакам...». Особенно много разинцев было среди жителей Острогожска и его окрестностей. Здесь же потом проходили кровопролитные бои, тут восставшими командовал брат крестьянского вождя Фрол Разин.

Доподлино известно, что Фрол Разин в сентябре 1670 года со своим отрядом до 3000 человек проплывал на стругах по Дону мимо села Колодежного к городу Острогожску.





Степан Разин, 1906, Художник Василий Суриков

Таким образом, становление Колодежанского поселения или слободы на украинский манер происходило на фоне серьезных крестьянских волнений и общей неспокойной обстановки в регионе, а потому имело срубленную из бревен ограду из-за чего получило название Городок, которое закрепилось за этой частью села до настоящего времени. Здесь же располагались административные строения. Большую территорию занимала сельская площадь, на которой проводились сельские сходы, зимой и летом ярмарки.

Первая церковь на этой площади была построена из дерева. Со временем по берегу Дона, а таже на прилегащих землях стали появляться другие поселения. Пока своих церквей у них небыло они приходили справлять религиозные обряды в церковь села Колодежное. Церковь имела и другие доходы. Так, ей принадлежала паромная переправа через Дон, соединявшая село Колодежное с поселениями левого берега Дона: Покровка, Перебой, Ступино и др. В ближайшем из них - Покровке церковь была построена только в 1849 году в честь Покрова Пресвятой Богородицы, что и дало название самомому поселению - Покровка.

А в Колодежном с того времени эта часть Дона называется Паром, от паромной переправы. В собственности церкви были также земли, которые в этих местах особо плодородные. Село быстро разрасталось. Заселялись две параллельные улицы на запад от церкви: "Нижняя" и "Верхняя".

Прихожане церкви одаривали ее щедрыми пожертвованиями. Это позволило в 1798 году отстроить белокаменную кирпичную церковь. Церковь имела двухъярусную колокольню и звон был слышен в близлежащих поселениях. К этому времени в Колодежном уже проживало свыше 1000 человек.

Вокруг церкви была сооружена каменная стена, высотой в 2 метра. Простояла церковь свыше 150 лет. В первые годы Советской власти продолжала функционировать. В 30-е годы прошлого века с началом коллективизации деятельность ее была прекращена. В 1942 году фашистские войска окупировали правый берег Дона, в том числе и Колодежное. Церковные строения они использовали как складские помещения, а с колокольни вели наблюдения за левым берегом, где располагались войска Красной армии. Уже в послевоенное время мы мальчишками лазили на разрушенный остов колокольни, фото, и действительно вид с него был потрясающий на десятки километров в хорошую погоду. В результате обстрелов церковь была разрушена.





Но и в разрушенной церкви можно было видеть изображения святых: Богородицы, Георгия Победоносца, Николая Чудотворца и др. Во времена колхозов в ней располагались зерновые склады.

В послевоенное время полуразрушенные помещения церкви также испльзовались колхозом как складские помещения, а в полуразрушенном бывшем «поповском доме» был оборудован клуб. В нем крутили сначала немые кинофильмы, а позже звуковые которые регулярно привозил киномеханик Применко И. М.. Электричество получал от автономного движка. Поскольку денег на билет никогда не было, то ребятишки приходили заранее и прятались под лавками или в нишах и если везло, т.е. киномеханик не видел или делал вид что не видит, то удавалась посмотреть фильм. Если же не удавалось, то смотрели с улицы в окна, которые находились доволно высоко и можно было видеть толко мелькание теней и слышать звуки музыкального сопровождения.

Летом 1956 года останки церкви Николая Чудотворца в селе Колодежном были взорваны присланными в село военными саперами. Я отчетливо и сейчас помню звук этого оглушительного взрыва, распространившегося по всей окрестности села. Официально озвучивалась версия, что это было сделано по приказу «сверху». В селе с большим неодобрением обсуждали этот взрыв и его инициаторов. Председателем сельсовета был Левченко. Намерение вроде как было благое - получить кирпич на строительство школы и другие постройки. Поскольку строительных материалов не было и кирпич с большими трудностями привозили из Подгорного. Однако, как мне помнится, после взрыва получились две огромных кучи битого кирпича, которого едва хватило на постройку начальной школы, в которой я заканчивал 4-7 классы, позднее, когда появилась возможность построить новую школу, перешедшей в статус столовой колхоза «Колодежанский».

И хотя в давние времена село было казачьим поселением. С началом раздачи этих земель в собственность землевладельцам началось заселение мест людьми, основным занятием которых стало земледелие и скотоводство. Земля здесь плодородная, черноземная, луга изобилуют сочными травами. Это уже были не служивые казаки, а простые крестьяне. Однако в этих краях никогда не было крепостного права. Но оставались также и казаки, которые несли службу в соответствии со сформировавшимися правилами. Общественная жизнь на селе и административное управление осуществлялось в основном по казачьим обычаям, которое осуществлял атаман и его структуры.

Село развивалось и строилось вглубь территории перпендикулярно Дону, образуя почти правильную букву X ветвями простираясь по склонам меловых гор и в настоящее время растянулось на 5-6 км вправо от русла Дона. Восточные ветви буквы X ( идущие от Дона) именовались - Криница

(северная ветвь) и Городок (южная). Западные ветви, носят название Салы - южная часть и Край - северная. Салы и Край отделены друг от друга горной грядой. В центре буквы X - переходная часть, находится особо затапливаемя часть села при ливневых дождях и весенних паводков. Объеденяла нижнюю и верхнюю части села (северную и южную) дорога длиной в 150-200 метров с двумя мостами. Однако в половодье и осенне-весеннюю распутицу преодолеть этот путь было не просто. Водный поток, идущий с западной части села неоднократно сносил эти мосты, а непролазная грязь в этот период отбивала всякое желание без особой надобности ходить из одного конца села в другой. Переходная часть северной улицы от Криницы на Край заканчивалается одним из самых больших оврагов, называемого Ковалева, рассекающего северную часть меловых гор, окружающих село. Там, где он подходит к дороге, имелся мост, регулярно сносимый вешними водами, бурно стекающими по Кавалевой. Из-за большой протяженности села и дорожных трудностей каждый из концов жил своей достаточно изолированной жизнью. Общались разве, что по праздникам и посещая церковь, которая находилась в Городке.

Криница и Городок отделены друг от друга огородами, которые в весенний паводок затапливались разливающимися до самого их пересечения водами Дона. Перебраться из одной части села в этих местах в другую можно было либо на лодках или в обход. Весной талые воды, а также при сильных ливнях в летний период, которые нередки в этих краях, сходящие с окружающих со всех сторон село, меловых гор по оврагам и низинам стекаются воды в низменную часть села, протянувшуюся во всю его длину. В этих случаях общий водный поток превращается в настоящую реку, достигающую в некоторых местах до ста метров ширины и протяженностью в 7-9 км. Перебраться через нее, как уже сказано выше, можно было не без трудностей по двум мостам, расположенным в центре буквы X, которые не всегда поддерживались в исправном состоянии.

Это наиболее низменная часть села, в которой сходятся все четыре его ветви. При дождях и в весенний и осенний период единственная дорога, соединяющая южную и северную части села, проходящая именно в этом месте становится непроходимой из-за непролазной грязи, что создает огромные трудности для селян, транспорта, особенно детворы, так как школа находится также в южной части села и добраться до нее в такое время совсем не просто, также как и в сельсовет и сельский клуб.









В это фото не вошли только Салы, остальные же части села присутствуют. Справа Дон



Разливы Дона в этих местах вообще достигали до строительства Цимлянского водохранилища по ширине 5-7 км., так как левый берег очень низкий, а по правому берегу от Колодяжного и до хутора Коловерть, расположенного ниже по течению также низменные места, образующие большую излучину. Это прекрасные луга с сочной, высотой в рост человека травой, которую делили на сельских сходах для всех селян, исходя из количества членов семьи и с учетом других показателей.

Северная часть села располагается двумя рядами домов, уходящими в сторону Сагунов на несколько километров. Дома тянутся по склонам гряды меловых гор в самой их нижней части. Скаты гор покрыты огромными, глубокими оврагами. Селяне и особенно молодежь этой части села ходит на Дон через гору, которая уступами подымается метров на двести высоты, потом с небольшим уклоном простирается до самого Дона, образуя в основном большие равнинные поля. На подходах к Дону по высоким склонам меловых гор, в балках и глубоких оврагах, стекающих к Дону растут различного состава и возраста смешанные леса. Лес доходит до заливных лугов, ширина которых в разных местах достигает сто-двести метров. Эта часть Дона получила название Тупка. Откуда появилось это название теперь уже никто сказать не может. Расстояние до него через гору достигает 2 км. Здесь прекрасное место для купанья, а также рыбной ловли. Венчает луга в этом месте высокая меловая гора, получившая название Лысая гора. С ее вершины далеко виден левый низменный берег Дона, с располагающимся на нем селом Покровка. Выше по течению от Тупки по правому берегу начинаются широкие затоны. Это мелководные болотистые места, изрытые естественными каналами, ериками, поросшие густыми зарослями кустарников, осоки, куги и разных трав. В тихих, мелководных заводях водится огромное количество рыбы. Заросли являются местом обитания птиц. Дон в этих местах существенно расширяется с сильным течением ближе к левому крутому берегу. Здесь причаливат пассажирские катера для покровских пассажиров. У селян Колодяжного эта часть Дона получила название - Островки. По правому берегу заливные луга, в этих местах заросли деревьями и густыми труднопроходимыми кустами. Километрах в пяти выше по течению от этих мест по правому берегу Дона начинаются близко подходящие к воде меловые горы, которые тянутся до села Костомарово. Называются эти места Волофирова. Склоны и вершины гор покрыты густыми кустарниками. За ними начинаются поля. Исходя из раположения села относительно Дона, жители разных его частей проводят время в разных местах. Селяне южной части в основном ходят на Прогон, ближней к Дону северной части - на Паром, остальные в основном в Тупку, на Островки или в Волофирову. Во многих местах Дон имеет крутые обрывистые берега. Все они изрыты норами, в которых селятся стрижи, они хорошо видны на фото. В мои детские годы их было видимо-невидимо. Они огромными стаями кружили в воздухе, особенно, перед дождем и мы знали – нужно бежать домой, чтобы не попасть под грозу.



Во времена первых поселенй на юг и север от Колодежного строятся другие слободы и хутора. Все они на пространстве между Лисками и Павловском по правому берегу Дона: Костомарово, Колодяжное, Коловерть, Карабут, Белогорье, Дивногорье возникали на пространстве между меловыми горами, тянущимися с востока на запад и, развиваясь постепенно заполняли все свободные его места. простираясь также в этом направлении.

Предки по линии мамы - Анастасии Васильевны



В самом начале нижнего ряда домов Края, после моста Ковалевского оврага, стоял большой рубленый дом казака Щербакова Василия Мироновича. Семья была большая. Жена Татьяна Григорьевна и четверо детей, дочери: Ульяна, Полина, Настенька и самый младший сын -Василий. Это и есть мои предки. Анастасия Васильевна, 1909 года рождения, моя мама, а Василий Миронович и Татьяна Григорьевна – дедушка и бабушка.

Однако с началом Первой мировой войны все круто поменялось в селе Колодяжном, а его жители были втянуты в водоворот событий, захлестнувших всю огромную страну. Эти события перемололи в том числе и судьбы моих предков.



В августе 1914 года Россия вступила в первую мировую войну. Начались массовые мобилизации в армию. Из Воронежской губернии было мобилизовано свыше 380 тысяч человек, что состаило 47 процентов трудоспособного мужского населения. В связи с мировой войной в Воронежской губернии появилось много беженцев из западных частей России. В 1915 году появилась большая группа литовцев, из Риги в Вопронеж эвакуировался машиностроительный завод акционерного общества «Рихард Поле», впоследствии превратившийся в крупнейший в СССР экскаваторный завод. Позже, в связи с оккупацией германскими войсками эстонского города Юрьев (современный Тарту) в Воронеж был переведен университет, на базе которого в 1918 году был создан Воронежский государственный Университет.

Начало первой мировой войны поломало установившийся за многие годы порядок и жизненный уклад Колодежанских селян. Василий Миронович в первые же дни войны ушел на фронт. Вместе с полком, сформированным в поселке Подгорное, с сотней, костяк которой составляли жители села Колодяжное и прилегающих хуторов. Село быстро обеднело на мужчин. Все труднейшие обязанности по ведению хозяйства ложились на плечи женщин. Многие мужчины не вернулись с войны вовсе, другие стали возвращаться искалеченными физически и морально, познавшие не только все тяготы фронтовых баталий, но и дух свободы, навеянный революционными идеями, пропагандистами всех мастей от большевиков до анархистов.

Одним из таких фронтовиков был мой дед Щербаков Василий Миронович. Появился в селе он после лечения в Киевском госпитале, куда попал после тяжелой контузии, случившейся с ним под Львовым летом 1916 года.







Со слов моей матери выглядело это так. Сотня, вытянувшаяся по фронту в лаву обходила с флангов австрийскую батарею. Разорвавшийся перед самым носом коня снаряд разметал в стороны несколько всадников, смешав конские и людские останки с землей. Василию повезло, выброшенный из седла страшной взрывной силой снаряда, он упал в воронку, которая в туже секунду была завалена, падавшей с неба землей. Потерявшего сознание Василия подобрали санитары спустя несколько часов. Была перебита левая рука и тяжелая контузия. Таким он и был доставлен сначала в санитарную часть, а спустя еще три недели в киевский госпиталь. Здесь он провел почти три месяца. Раны зажили, а последствия контузии остались. Он быстро по малейшему поводу выходил из себя, начинал весь дрожать и заикаться. В такие моменты с ним страшно было спорить. Нередко такое состояние заканчивалось обмороком. Таким он и появился в Колодежном. Почти три года провел Василий Миронович на фронтах. Были два ранения и до львовской контузии, но богатырское здоровье спасало его от тяжелых недугов, связанных с ранениями и тяготами фронтовой жизни. За заслуги перед отечеством он получил несколько наград, среди них Георгиевский Крест. Дома его встречала жена Татьяна Григорьевна и четверо детишек. Имея на руках четверых детей за прошедшие без мужа без малого три года Татьяна здорово сдала. Посильную помощь ей в эти годы оказывала двоюродная сестра Елизавета Ивановна, вышедшая к этому времени за Мокея Шестакова.



Семья Шестаковых



Происхождение фамилии.



Самую многочисленную группу среди фамилий, образованных от внутрисемейных имен, данных ребенку в связи с обстоятельствами рождения, составляют фамилии, основами которых является имя, означающее, каким по счету в семье родился ребенок. Среди фамилий этого типа общеизвестные: Одинцов, Третьяков, Четвертак, Пятаков, Шестаков и др. Фамилия Шестаков – очень старинная. Ее носили несколько старинных русских дворянских родов: существует и несколько дворянских родов Шестаковых, более позднего происхождения. Эту фамилию прославили многие выдающиеся военначальники и адмиралы, а также воины разных званий своей беспримерной храбростью, проявленной на полях сражений и морских баталий. Сушествует множество населенных пунктов, носящих эту фамилию, а также корабли Военно-морского флота, напрмер -

Эскадренные миноносцы типа «Лейтенант Шестаков» —построенных для Российского Императорского флота в период 1904—1906 годов. До 10 октября 1907 года эскадренные миноносцы первых серий (водоизмещением более 600 тонн) классифицировались как минные крейсера. Всего было построено 4 единицы.



Головной корабль — эскадренный миноносец «Лейтенант Шестаков»

В России существует довольно много населенных пунктов с названием - Шестаково. Время их основания относится к 16-17 векам.

Вот только некоторые из них:

1. Воронежская область, Бобровский район, село Шестаково;

2. Харьковская область. Волчанский район Шестаковский сельский совет село, Шестаково;

3. Слободской район, Шестаковское сельское поселение В 70 километрах от города Кирова (Вятки) на правом берегу реки Вятки . Удивительно то, что село раньше имело статус города и было выстроено на проходящем тогда через него Сибирском торговом тракте. Впервые документально упоминается слобода-город Шестаков в 1546 году в трех царских грамотах Ивана Грозного;

4. Московская область село Шестаково, Есть и другие.

В настоящее время в интернете можно найти тысячи людей, носящих эту фамилию и прославившихся в различных областях человеческой деятельности.

Семья Шестаковых была не из бедных. Хозяйство имела большое, одних пчел свыше ста двадцати ульев. Поэтому они держали работника Степана Зузулю. В 1937 году он стал поводом для одной из статей обвинения Шестаковым – эксплуатация наемной рабочей силы. Это был молчаливый, работящий мужик. В разговоры, споры вступал редко, работу выполнял любую добросовестно. В семье Шестаковых к нему привыкли, считали его практически членом семьи, кушал он за одним столом с хозяевами, за работу получал деньгами и натурой: зерном, медом, овощами и вообще все амбары и закрома Шестаковых для него были открыты. Происходил он из соседнего села Верхнего Карабута. Упоминаю о нем потому, что он также как и все кто здесь назван имеют отношение к моей судьбе. Подворье Шестаковых занимало большую площадь в средней, низменной части Колодежного между мостами и ковалевским оврагом, а также пахотные земли за селом, относящиеся к наиболее плодородным.

Дед Шестаков был набожный. Исполнял обязанности церковного старосты при Никольской церкви села Колодежное и слыл уважаемым человеком, разрешал многие споры. Селяне с ним считались и охотно делились своими бедами и радостями. Однажды холодным осенним днем 1906 года на паперти церкви он обнаружил сверток. Это был подброшенный грудной ребенок, которому не было и года. Своих детей у Шестаковых не было и ребенка приняли в семью, записав в церковную книгу под именем Захар и определив год рождения 1906. Это и есть мой отец. Спустя некоторое время выяснилось, что ребенка подбросила женщина родом из Верхнего Карабута. О его прямых родителях, т.е. моих дедушке и бабушке по родному отцу мне неизвестно ничего, а вот родственники в Карабуте были, по крайней мере мне об этом говорила мать. Но дружбы похоже с ними никогда не было, поскольку и они сыграли роковую роль в нашей семье.

Шестаковым принадлежали поля под лесным массивом, именуемым Рософатой в 4-5 км от села. Это был смешанный лес, в большинстве своем заросший вековыми дубами с прекрасными лесными полянами, прогреваемыми солнцем и потому чрезвычайно урожайными на полевые цветы и лесные ягоды. Это были прекрасные места для летнего содержания пчелиных пасек. Эти места и сейчас выглядят также.

У Шестаковых была большая пасека. Ежегодно снимались большие урожаи меда, что давало существенный доход в хозяйстве. Им принадлежало свыше 20 гектар обрабатываемой земли. Значительная часть ее находилась под Рософатой. Но большой надел принадлежал также и в границах села, в наиболее затапливаемой при весенних паводках и летних ливнях его части и потому исключительно плодородной. Шестаковым принадлежал здесь большой участок, около 2-х гектар, крутого скосогора, поднимающегося сразу за затапливаемыми огородами на стометровую высоту. Это холмистая гряда, отделяющая северное крыло села от южного в той его части, которая уходит к селу Сагуны. Южная часть села в этой части носит название Салы.

Все эти довольно странные названия, трудно поддающееся пониманию, происходят от названий, данных этим местам еще в период проживания здесь кочевых народов и первых беглых на Дон людей, впоследствии образовавших донскую казачью вольницу. По всему скосогору Шестаковы разбили сад. Также поступили и другие хозяева, имевшие в собственности землю в этом месте.









На фото часть Колодежного « Край» и дальше дорога на Сагуны. Справа самая низменная часть села. Можно видеть дороги: верхняя к Кринице, средняя на мосты и в Городок, нижняя на « Салы». Кавалева делит фото на две части. В правой ее половине находится наше подворье, огород и сад. Ориентир- заросший садом огород. Дом Щербаковых находился сразу за Кавалевским оврагом.



Поэтому сады простираются до самогй западной оконечности села. Заложенные в те времена сады и конфискованные во времена коллективизации и до сих пор окружают село, несмотря на то, что в последующий за коллективизацией период они были отданы на полное разграбление и запустение, а хозяева, теперь уже бывшие и заикнутся не могли о своем праве на них. Помню в послевоенные годы с селян брали налоги абсолютно за все обьекты, которые находились в пользовании хозяев: за скот, за птиц, за строения, за сотки огорода и др., а также поштучно за фруктовые деревья, которые росли на огородах или подворье. Поштучно и платился налог. При этом хозяин сам заявлял их количество. Но потом в необъявленное время по селу шла комиссия, в основном из местных активистов, которые все заранее знали о каждом селянине и его собственности и сверяли списки с натурой. И горе было хозяину, если вдруг обнаруживалось, что налог неуплачен за одну-две курицы или фруктовое дерево, к примеру еще не плодоносящую грушу или яблоню. И селяне заслышав о шествии комиссии, до ее прихода забивали «лишний» скот, птицу, рубили под корень фруктовые деревья. И молилися, чтобы в комиссии не объявился сосед активист, котрый знал об этих излишествах Ибо такого «вредителя» ждала суровая кара вплоть до ареста и заключения.

Не смотря на тяжелые времена, которые ушли в прошлое, природа как живой организм продолжает питать сады своими соками. Сады заросли, есть совершенно непролазные места, фруктовые деревья постепенно становились дичками. Многие селяне в основном женщины, мужчины на все 90 процентов полегли на полях Великой Отечественной войны, в послевоенные годы вырубали сады на дрова, так как за деревья, привезенные из леса можно было также попасть под арест или быть оштрафованным.

Но и сегодня в весенний период, период цветения с высоты меловых холмов село смотрится как огромное белое облако, а запах цветущих вишен, слив, яблонь, груш чувствуется за километры от села. До последнего времени в садах жило большое количество разнообразных птиц: кукушки, соловьи, удоды, совы. Они гнездились даже во дворах селян, которые как правило засажены фруктовыми и декоративными деревьями. В наше время птиц существенно поубавилось. Редко теперь можно услышать гуканье совы, специфические звуки, издаваемые удодом. Однако по весне соловьиные трели и сейчас буквально заполняют все пространство села и его окрестностей. Особенно их много по берегам Дона.



27 февраля 1917 года пало царское правительство. Победила февральская революция. А уже летом этого года начался быстрый рост в Воронеже и губернии численности большевистских организаций. Этому способствовало то, что временное правительство летом 1917 года отправило на фронт значительную часть Воронежского гарнизона, а в Воронеж прибыло пополнение из Сибири - свыше 2000 солдат пулеметного полка. Выгрузившись на вокзале они тут же с большевистскими лозунгами прошли по улицам города. Большевикам сочувствовали почти все солдаты. А уже 30 октября в Воронеже была установлена Советская власть. Смутные времена наступили в Воронежской губернии. Сельские местности были далеки от лояльности к новой власти. То в одном, то в другом месте вспыхивали очаги сопротивления. Особенно яростные выступления наступили с началом казачьего восстания на южных границах губернии, а также крестьянских выступлений в центральных областях, прежде всего в Тамбовской губернии. В Колодежном также стало неспокойно. Многие крестьянские семьи, лишенные кормильцев, окончательно разорились и голодали. В этих условиях резко вверх пошло революционное движение в Воронеже, оно захватило также цементный завод в Подгорном, а в селах, в том числе и Колодежном произошло существенное расслоение селян на бедных и богатых. Семьи, которые потеряли на войне мужчин или они все еще оставались в действующей армии, плену или госпиталях, бедствовали. Другие семьи, где мужчины оставались дома, становились еще более зажиточными, используя практически дармовую рабочую силу из бедняков.



С началом войны селяне перестали ходить на сходы и разного рода собрания, а если и шли то под давлением многоразовых «приглашений». Сельская управа хотя и продолжала существовать, но по сути власти уже не имела. Из среды «голытьбы» народились сельские активисты. Это были вернувшиеся с войны фронтовики, знавшие не по наслышке большевистские призывы брать власть да и имущество «мироедов» в свои руки в том числе и силой оружия с которым они вернулись домой.





Дед Василий Щербаков



Василий Щербаков, мой дед, вернувшись с войны искалеченным физически и морально утратил интерес к тяжелой крестьянской работе. К тому же на подворье не осталось ни коровы, ни лошади, которые были обменяны на хлеб и картошку еще в его отсутствие. Татьяна Григорьевна, имея на руках четверых детей малолеток, не смогла содержать скотину, которой требовался корм и трудоемкий, постоянный уход. Жили они впроголодь, часто в доме вообще ничего съестного не было. Помогали сердобольные соседи, да семья Шестаковых. Елизавета Ивановна, двоюродная сестра Татьяны всячески старалась им помочь. Однако, когда вернулся с войны Василий отношения между Щербаковыми и Шестаковыми испортились. Василий относился к новым активистам, а Шестаковы к «мироедам». Василий вел себя вызывающе. При этом на его поведении сказывались последствия контузии. Он часто приходил домой пьяным. В такие моменты всю свою озлобленность на мировую буржуазию и местных богачей «мироедов» Василий срывал на Татьяне и детях. Дети забивались в угол на печке и не высовывали оттуда носа. Побои доставались Татьяне. В такие минуты Василий был страшен. Не осознавая себя он хватал в руки шашку, и рубил ею все, что попадалось на глаза. Поэтому в доме вся и без того убогая мебель: лавки, табуретки, кровати носили следы сабельных ударов и порубов. Он с энтузиазмом принимал участие в мероприятиях сельских активистов и слыл среди них одним из активных бойцов. Слухи об Октябрьской революции дошли до Колодежного к январю 1918 года. В это же время здесь и образовался первый орган Советской власти - Ревком.



Первым представителем Колодежанского Совета был Опрышко Н. А. Первым коммунистом- Макаренко А.Б. Сейчас в Колдодежном эти фамилии присвоены двум улицам. В стране шла гражданская война. Колодежное не менее 3 раз переходило из рук в руки: от красноармейцев к белогвардейцевам и наоборот, пока последние зимой 1919 года не были окончательно выгнаны частями войск под командованием Молаховского из этих районов. В истории села отмечены также фамилии колодежан, служивших в этих войсках: Коротчин А. П., Скляров И. Д., Скачков П. С.



Для моего деда Щербакова Василия Мироновича момент истины наступил весной 1918 года. К этому времени белые захватили всю воронежскую губернию и двигались на Москву. Отряд белых шел рейдом со стороны Белогорья, разгоняя сторонников красных в этом уезде, в том числе в Верхнем Карабуте. Колодежанские активисты, узнав о движении отряда белых, подготовились к отражению его наступления. Возглавил сформированный отряд Василий Миронович Щербаков- мой дед. Бой произошел в сумерках на склонах меловых гор со стороны криницы в начале северного крыла села у ветряной мельницы. Большинство повстанцев погибли. Дед Василий Миронович был зарублен. Белые тоже понесли серьезный урон и по утру из села ушли. Церковный староста Шестаков эти дни не уходил из церкви. Это было недалеко от места сражения. Он и другие служители церкви одними из первых пришли на поле боя. Убиря трупы и раненых, в одном из убитых офицеров он опознал, как предполагала моя мама, карабутского родственника их приемного сына Захарки, моего отца. Воспользовавшись темнотой они перевезли труп офицера на свое подворье и похоронили в верхней части сада в вишневых зарослях. Туда мало кто заглядывал и место стало непролазным. Наутро хоронили других убитых. По настойчивой просьбе Елизаветы Ивановны Василия Мироновича также похоронили рядом с офицером в саду. Я помню эти два могильных холмика. Уже в годы моей жизни в Колодежном это были еле заметные в густых зарослях вишен и терна два бугорка и я, наверное, последний кто знает что они вообще существуют. Когда я пытался расспросить маму о подробностях этой трагедии, она всегда пугалась и почти шопотом говорила, чтобы я никогда и нигде об этом не говорил и не распрашивал. Так и унесла она эту тайну в могилу, не поделившись с ней ни с кем. Каждую весну в этом месте селятся соловьи и их трели разносятся по всей округе, воздавая должное тем трагическим временам, когда близкие родственники в порыве ярости, защищая, вряд ли до конца осознанныемые ими идеалы, так жестоко расправились друг с другом. К 1930- му году от Шестаковых ушел Степан Зузуля. Он активно участвовал в раскулачивании «мироедов» и был убит при проведении одной из таких акций, но, очевидно, успел поделиться с кем то этой тайной. В 1937 году Шестаковым было предьявлено, в том числе, обвинение в организации церковного заговора, убийстве Степана и сокрытии факта захоронения белого офицера. Это дело я прочитал только в 2008 году в архивах Воронежа.

Не прошло и полугода со дня гибели Василия Мироновича, как умерла Татьяна Григорьевна. Без отца и материи остались четверо малолетних детей. Их забрали к себе Шестаковы. Таким образом, они стали воспитывать пятерых приемных детей. Старшему Захару было 12 лет, Насте - 9 лет, другим и того меньше. Также как и Захара, Шестаковы вписали всех детишек в цековную регистрационную книгу, но с указанием действительных родителей и фамилии, обозначив себя как опекунов, позднее это было подтвеждено сельским советом.



Первые годы Советской власти в селе были неспокойными. В окрестных лесах хоронилось много всякого толка людей, в том числе и организованных банд.В селе также была напряженная обстановка. Можно сказать так: это был период, когда витавший в воздухе клич « Грабь награбленное» узаканивал беспредел.

Все хотели все, но всех было много , а всего мало и на всех не хватало. По научному это называется классовая борьба.



Коллективизация



Особенно тревожные времена в Колодежном наступили к 1929 году. Зимой этого года в село прибыл 25 - тысячник Коцарев Ф. Вместе с председателем сельсовета Копыловой М. Они начали организовывать в Колодежном колхоз. Коллективизация принесла новые испытания селянам.

Убежденим, угрозами, а порой и силой оружия к зиме 1929 - 30 годов колхоз был организован и назван "Красный Дон". Председателем стал Коцарев Ф. П. В колхоз входили жители села и хуторов Гарусёнок и Коловерть. Весной 1930 года колхозники впервые провели весенний сев совместно.

Многие селяне коллективизацию не принимали. К таковым относилась и семья Шестаковых, помню еще двух соседей: Трофим Макаренко, Макар Шишкин, были и многие другие. Все они были объявлены кулаками, врагами колхозного строя и Советской власти. По спискам, составленным сельсоветом при активном участии активистов, в числе которых были и далеко неидейные селяне, началось раскулачивание.

До 1931 года подворье Шестаковых поджигали трижды. Имущество воровали, ломали, вредили. Защиты не было никакой. Окончательное раскулачивание произошло в конце ноября 1931 года. Забрали практически

все. Ниже будет приведен состав имущества семьи, которое стало причиной этой акции, повлекшей за собой невероятные страдания в нашей семье (в части „Арест Шестаковых”).



Сведения об имущественном положении Шестаковых, взятое мною из архивно-следственного дела № П-8347 в архивном отделе центра документации новейшей истории Воронежской области в 2008 году. Под этим номером значатся документы по раскулачиванию и по аресту в 1937. При получении разрешения на ознакомление с документами согласно установленному порядку требуется подписать обязательство о неразглашении имен знакомых и применения к ним и их потомкам санкций, если таковые имеются в деле.



Глядя на этот список, поражаешься ничтожности людей, осуществлявших эту преступную акцию, не взирая на соседские и родственные отношения, по их разумению, очевидно, во благо всеобщего светлого будущего.

Фигурирующие в деле фамилии селян да и они сами мне известны. Поэтому фамилии я их не привожу. Один из наиболее рьяных активистов и доносчиков после войны стал моим крестным отцом. Это произошло в 1944 году, когда мне было уже 6 лет, мы вернулись из окупации, в село забрел какой - то поп, который за продукты производил обряд крещения. Мужиков в селе не осталось. На нашем краю села был, вернувшийся с фронта, контуженный солдат. Он и стал моим крестным.

На момент раскулачивания многого уже в семье Шестаковых небыло в наличии. Большая часть погибла в пожарах, инвентарь растащили активисты для нужд создаваемого колхоза. Протокола изъятия в деле нет, возможно он просто при этой акции не предусматривался. Однако именно этот перечень (второй столбец) стал основанием для ракулачивания.

Самый жестокий пожар на подворье Шестаковых пришелся на день свадьбы Захара и Анастасии в 1930 году. Сгорели постройки, погиб скот. Деда, как и названных выше соседей не вступивших в колхоз, выслали из села. Вернулись они только через три года.



В 1932 г. после выезда Коцарева Ф.П., председателем колхоза стал житель села Литвяков Ф.В., через несколько лет - Орехов В. Т..В 1936 г. колхоз "Красный Дон" разделился на 6 колхозов: "Тихий Дон", "имени Димитрова", "Правда", "имени Кагановича", "Заветы Ильича", "8 съезда Советов". Сейчас уже трудно вспомнить в какой части села были сформированы эти колхозы, но за некоторыми частями села эти наименования закрепились надолго.С 1934 по 1957 годы Колодежное входило в состав Белогорьевского района, после 1957 года - в состав Подгоренского района.



В той части села, где располагалось подворье Шестаковых - колхоз получил название "имени Димитрова". Позже, после войны все колхозы объдинили в один с названием «Колодежанский», но за данной частью села на многие времена закрепилось имя «Димитрова», как и за другими его концами. А селяне по этим названиям определяли кто в каком конце села живет.

Например, моя мама спрашивает соседку.



- Галына, ты де цилый день пропадала ?

- Да, ходыла к куме. Пока добралась до «Правды», да обратно. Она там живе.



И во многом каждый из этих концов села из- за значительной его протяженности жил изолированной жизнью. Для молодежи же это были сферы влияния. Не редко происходили драки «димитровцев» с «правдянами» или с «кагановцами», конечно же, из- за девченок.

Колхоз продолжал развиваться. Шестаковы и еще 3 подворья в данной части Колодежного в него не вступали и вели единоличное хозяйство.

До 1937 года притеснения, оказываемые единоличным хозяевам, каковыми оставались Шестаковы имели место, однако их содержание определялось отношением местных властей и активистов, оставаясь в рамках сельских взаимотношений. Они были лишены избирательных прав, как раскулаченные.



Все изменилось летом 1937 года. Нарком внутренних дел Ежов 30 июля издал директиву № 0047. Начинался Большой террор, который длился 15 месяцев. Теперь уже известно, что масшабы его были чудовищные. Приговоры выносили внесудебные органы – «тройки». В соответствии с директивой с 5-го августа 1937 года во всех республиках, краях и областях была начата «операция по репрессированию бывших кулаков, активных антисоветских элементов и уголовников».



Дирекетива № 0047.



Согласно Директивы в «тройку» входили: начальник НКВД, секретарь комитета партии и прокурор. Для регионов вводились лимиты – сколько народу должно быть репрессировано по каждой категории. По ходу дела лимиты существенно превышались, в некоторых регионах почти на порядок. Операция планировалась на четыре месяца, но растянулась на пятнадцать. По указанию МВД СССР «тройки» прекратили рассматривать дела лишь в апреле 1938 года.



Приведу некоторые отрывки из этой директивы, чтобы читатель почуствовал наскольео зловеще она звучит.





ОПЕРАТИВНЫЙ ПРИКАЗ НАРОДНОГО КОМИССАРА ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА С.С.Р. № 047

об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и др. антисоветских элементов.

30 июля 1937 года.

Гор. Москва.



Материалами следствия по делам антисоветских формирований устанавливается, что в деревне осело значительное количество бывших кулаков, ранее репрессированных, скрывшихся от репрессий, бежавших из лагерей, ссылки и трудпоселков. Осело много, в прошлом репрессированных церковников и сектантов, бывших активных участников антисоветских вооруженных выступлений. Остались почти нетронутыми в деревне значительные кадры антисоветских политических партий (эсеров, грузмеков, дашнаков, муссаватистов, иттихадистов и др.), а также кадры бывших активных участников бандитских восстаний, белых, карателей, репатриантов и т.п.



Часть перечисленных выше элементов, уйдя из деревни в города, проникла на предприятия промышленности, транспорт и на строительства.



Кроме того, в деревне и городе до сих пор еще гнездятся значительные кадры уголовных преступников — скотоконокрадов, воров-рецидивистов, грабителей и др. отбывавших наказание, бежавших из мест заключения и скрывающихся от репрессий. Недостаточность борьбы с этими уголовными контингентами создала для них условия безнаказанности, способствующие их преступной деятельности.



Как установлено, все эти антисоветские элементы являются главными зачинщиками всякого рода антисоветских и диверсионных преступлений, как в колхозах и совхозах, так и на транспорте и в некоторых областях промышленности.



Перед органами государственной безопасности стоит задача — самым беспощадным образом разгромить всю эту банду антисоветских элементов, защитить трудящийся советский народ от их контрреволюционных происков и, наконец, раз и навсегда покончить с их подлой подрывной работой против основ советского государства.



В соответствии с этим ПРИКАЗЫВАЮ — С 5 АВГУСТА 1937 ГОДА ВО ВСЕХ РЕСПУБЛИКАХ, КРАЯХ и ОБЛАСТЯХ НАЧАТЬ ОПЕРАЦИЮ ПО РЕПРЕССИРОВАНИЮ БЫВШИХ КУЛАКОВ, АКТИВНЫХ АНТИСОВЕТСКИХ ЭЛЕМЕНТОВ и УГОЛОВНИКОВ.



Пункт II. О МЕРАХ НАКАЗАНИЯ РЕПРЕССИРУЕМЫМ И КОЛИЧЕСТВЕ ПОДЛЕЖАЩИХ РЕПРЕССИИ.

1. Все репрессируемые кулаки, уголовники и др. антисоветские элементы разбиваются на две категории:



а) к первой категории относятся все наиболее враждебные из перечисленных выше элементов. Они подлежат немедленному аресту и, по рассмотрении их дел на тройках — РАССТРЕЛУ.



б) ко второй категории относятся все остальные менее активные, но все же враждебные элементы. Они подлежат аресту и заключению в лагеря на срок от 8 до 10 лет, а наиболее злостные и социально опасные из них, заключению на те же сроки в тюрьмы по определению тройки.



2. Согласно представленным учетным данным Наркомами республиканских НКВД и начальниками краевых и областных управлений НКВД утверждается следующее количество подлежащих репрессии:



31 Воронежская область

Первая категория-1000,

Вторая категория- 3500,

ВСЕГО-4500



IV.ПОРЯДОК ВЕДЕНИЯ СЛЕДСТВИЯ.

1. На каждого арестованного или группу арестованных заводится следственное дело. Следствие проводится ускоренно и в упрощенном порядке.



В процессе следствия должны быть выявлены все преступные связи арестованного.



2. По окончании следствия дело направляется на рассмотрение тройки.

К делу приобщаются: ордер на арест, протокол обыска, материалы, изъятые при обыске, личные документы, анкета арестованного, агентурно-учетный материал, протокол допроса и краткое обвинительное заключение.



V. ОРГАНИЗАЦИЯ и РАБОТА ТРОЕК

1. Утверждаю следующий персональный состав республиканских, краевых и областных троек:



Воронежская область

председатель — Коркин

члены Анфимов, Ярыгин



VI. ПОРЯДОК ПРИВЕДЕНИЯ ПРИГОВОРОВ В ИСПОЛНЕНИЕ.

1. Приговора приводятся в исполнение лицами по указаниям председателей троек, т.е. наркомов республиканских НКВД, начальников управлений или областных отделов НКВД.

Основанием для приведения приговора в исполнение являются — заверенная выписка из протокола заседания тройки с изложением приговора в отношении каждого осужденного и специальное предписание за подписью председателя тройки, вручаемые лицу, приводящему приговор в исполнение.



2. Приговора по первой категории приводятся в исполнение в местах и порядком по указанию наркомов внутренних дел, начальников управления и областных отделов НКВД с обязательным полным сохранением в тайне времени и места приведения приговора в исполнение.

Документы об исполнении приговора приобщаются в отдельном конверте к следственному делу каждого осужденного.



3. О ходе и результатах операции доносить пятидневными сводками к 1, 5, 10, 15, 20 и 25 числу каждого месяца телеграфом и подробно почтой.



НАРОДНЫЙ КОМИССАР ВНУТРЕННИХ ДЕЛ СОЮЗА ССР

ГЕНЕРАЛЬНЫЙ КОМИССАР ГОСУДАРСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

(Н. ЕЖОВ)

Арест Шестаковых



Список приговоренных, в котором фигурирует дед Шестаков и бабка Елизавета, содержит свыше ста фамилий, более 40 из них приговорены к расстрелу. Приговоры приводились в исполнение, согласно директивы, «с обязательным полным сохраненим в тайне времени и места приведения приговора в исполнение»

Деда, ему было 55 лет и бабушку Елизовету Ивановну, ей было 47 лет арестовали уже в августе. Обоим дали по 10 лет. В вину вменялось:

1. Кулаки - использовали наемный труд;

2. Участвовал дед в церковном заговоре в селе Колодяжное;

3. Тайно похоронил белого офицера на своем подворье и скрыл это от властей.



Приведу выписку из Дела. В Деле присутствуют почти все требуемые директивой документы.



Выписка из Дела № П-8347 на Шестаковых

(сделана 19.10.1994 года Г. Воронеж, архив ЦНТИ,)

Дело значиться под

№ 11655

На Шестакова Мокея Ивановича

Начато: 16 сентября 1937 г.

Окончено: 5 октября 1937 г.

Дело включает 28 листов

Содержание

1. Ордер на арест;

2. Ордер на обыск;

3. Постановление Белогорьевского НКВД на арест;

4. Протокол обыска;

5. Анкета на деда;

6. Имущественная анкета;

7. Характеристика на деда, выданная Сельсоветом с Колодежного;

8. Характеристика на Захара (усыновлен в 1906 г.) выданная Сельсоветом с Колодежного;

9. Протокол допроса деда (мл. л-т НКВД Шагов)

10. Протоколы допросов свидетелей;

11. Заключение Тройки;

12. Заключение прокура о реабилитации деда от 22.09.1989г



1. Выписка из Постановления на арест:

«........Систематически Шестаков М. И. проводит контреволюционную и подрывную деятельность против Советской власти и подходит под ст. 58 и 10.

Привлечь Шестакова М. И. и заключить под стражу в тюрьме г. Россоши Воронежской об....»

О том , что Постановление деду зачитали имеется его подпись: Шестаков М. Ив.



2. Выписка из Протокола обыска.

Обыск проведен 7. октября 1937 г.

Обыск провели в присутстви : Шестакова М. И. (деда) и Захара (сына.).



Проводили

Ткачев- председатель сельсовета

Горбунов Никита Федорович (1903 г)- секретарь селсовета

К. Василий Касьянович- активист



на наличие в доме уличающих в контрреволюционной и подрывной деятельности против Советской власти документов..

Обнаружили:

№ документ Кол-во состояние

1 Книги религиозные 8 шт. хорошее

Других обличающих документов не обнаружено



3. Выписка из анкеты на деда

Ф.И. О. :Шестаков М. И.

Год рождения: 1871 (умер.... ?*..)

- Специальность: профессиональный хлебопашец в своем единоличном хозяйстве.

- Социальное положение:



До революции 1917 г. из крестьн

После революции -кулак

Семейное положение;

Жена- Шестакова Елизовета Ивановна, 1868 г (умерла в 1959 г*)

Сын - Шестаков Захар, 1906 г ( умер.........?.*.)

Невестка (приемная дочь) Шестакова Анастасия Васильевна, 1909 г. (умерла в 1986 г*)

Внук- Шестаков Иван, 1932 г.

Кол-во наемных рабочих

До 1917 г. На 1929 г.

постоянные 2 1

сезонные 15 8



* добавления автора

Подписи:

Председатель с/ с Т.

Секретарь с/ с .Г.



Раскулачивание - 1929 год

Решение на раскулачивание принято сельским советом (Председатель с/ с Копылова М, Председатель колхоза Коцарев Ф)



Справка об имущественном положении семьи Шестаковых



Семья

Шестаков Мокей Иванович, 1871 г.

Шестакова Елизавета Ивановна, 1868 г.

Дети: Захар ( усыновлен) ,

Анастасия, Ульяна, Полина, Василий – дети семьи Щербаковых, принятые в семью Шестаковых после смерти (гибели) родителей в 1918-1919 г.г.



Имущество:

№ наименование До 1917 г На момент раскулачивания, 1929 г. На момент ареста, 1937

Земля под обработку, га 20 20 0,55

Хозяйственные постройки 6 6 1

Дом 1 1 1

Пчелинные ульи 150 120 6

Плуги 5 4

Бороны 5 4

Сеялки 1 1

Веялки 1 1

Косилки 1 1

Молотилки 1 1

Лошади 1 1

Коровы 4 3 1

Волы 6 5 пар

Быки 1 1

Овцы 30 25

Свиньи 15 7

молодняк 9 7 1

Годовой доход семьи, руб.

От земли 1300 36

От аренды 900 450

От продажи шерсти 600 450

От скота 1000



При заключении в тюрьму после ареста сдано на хранение следующее имущество:



1 Поддевка 1 шт. новая

2 Костюм черный 1 шт. новый

3 Полушубок 1 шт. старый





Выписка из Характеристики на деда, выданной сельским советом с. Колодежное

по социальному положению - кулак, до раскулачивания использовал наемную рабочую силу, вел вредную работу против колхозов, имел связь с религиозным культом и заговорщиками из этой среды.........является организатором церковной службы в Колодежном и членом церковного Совета..............на своем подворье- в саду- тайно похоронил офицера белой армии, подозреваемого с ним в родстве.......



15 августа 1937 г.

Подписи:

Председатель с/ с Т.

Секретарь с/ с Г.

Допросы деда

Допросы вел мл. лей-нант НКВД Шагов

Общее впечатление.

Все обвинения на уровне сплетен. Несколько безымянных доносов на имя председателя сельсовета:

- о похоранах «беляка»

- о разговорах с селянами о колхозах

- о тайных сборищах церковников и др.



Похоже все обвинения сконцентрированы в характеристике сельского совета, написанной за месяц до ареста. Повидимому она и стала формальным основанием для ареста.

Шагов задает много раз вопросы о вредной деятельности против колхозов.

Дед все обвинения не признает и отрицает свою вину, ссылаясь на наговоры.

Например.

Вопрос:

Вы на собрании 20 октября 1931 года выступали против колхозного строя.

Ответ:

Я не был вообще на этом собрании и тем более никакой работы против колхоза не вел и не веду

Вопрос:

Вы являетесь членом цековного Совета, ведущего контреволюционную деятельность и вредную пропаганду среди селян.

Ответ:

Я не присутствовал на собрании, которое избирало церковный Совет. Меня избрали заочно. Совет такой был, но я никогда и ни от кого не слышал, чтобы на нем обсуждались колхозы.

Не совсем понятно с захороненим белого офицера. Это ведь уже 1937 год, а похоронен он в 1918*.

Вопрос:

Вы похоронили в своем саду, не поставив в известность сельскую власть белого офицера.

Ответ:

Это было после боя. В этом бою погиб протоирей церкви. Я похоронил его по просьбе жены, которая сказала, что разрешение председателя сельсовета она получила.

Шагов: Это был белый офицер Зубков, ваш родственник, уроженец с. В. Карабут.

И дальше в таком же духе



Допрсы свидетелей



В качестве свидетелей были допрошены

Горбунов Никита Федорович (1903 г) - секретарь селсовета

Л. Иван Стефанович (1903 г) - активист

М. Иосиф Васильевич - активист

К. Василий Касьянович - активист

Показания всех допрошенных свидетелей соответствуют единому сценарию.

Особо следует выделить враждебность показаний Горбунова Н. Ф. Именно он утверждал, что дед ведет подрывную работу среди колхозников, говорит о том, что колхозы развалятся, что ходит в церковь и ведет враждебную пропаганду среди прихожан.



Из показаний других наиболее информативным для меня стал протокол допроса К.В. К.

Он заявил, что Мокей Иванович после раскулачивания в 1931 году был выслан из Колодежного и вернуся назад в 1934 году (эти факты мне не известны*), в 1935 году вступил в колхоз, ему было уже 64 года и в колхозе он практически не работал и не имел трудодней.

Горбунов Н.Ф. же этот факт квалифицировал как саботаж.



Постановление Тройки

5 октября 1937 г

За контрреволюционную деятельность , направленную на развал колхозного строя и участие в религиозном, враждебном Советскому строю культе назначить Шестаковым М. И. и Е. И. по десять лет работы в лагерях Белобалт строя.



Сначала их отправили на Соловки. Елизавета Ивановна вернулась домой в 1940 году. Ее отпустили с ограниченим гражданских прав, поскольку она считалась иждевенкой и воспитывала пятерых приемных детей. Бабушка Елизавета Ивановна была реабилитирована в 1995 году.



Документ имеется.

Еще до ареста приемных родителей у Захара и Анастасии в 1932 году родился сын Иван, мой старший брат, а уже после ареста деда с бабкой родился я, Владимир, в 1938 году. Так, что ни родных деда и бабушку ни приемного деда я не успел увидеть, так же как и отца, который ушел на фронт в первые дни войны, когда мне было три года и не вернулся.





Владимир (слева) и Иван Шестаковы, 1959 год



Вышла замуж за соседского парня Петра Полина, а за ней Ульяна. После ареста приемных родителей ушел из дома «на заработки» Василий. Первое время подавал о себе знать, а с началом войны исчез вовсе.

В архивно-следственном деле имеется также папка на моих родителей и даже протокол допроса брата Ивана, ему было 5 лет, несколько «доносов». Сейчас в России действует закон о компенсациях репрессированным. Но оказалось, что закон распространяется только на прямых наследников каковым был мой отец.



Война



К началу Великой Отечественной войны мне было три года. Война очень быстро докатилась до села Колодяжное. Оно было окупировано немцами 12 июля 1942 года. Из Колодежного в армию было призвано около 300 человек. В их числе был мой отец. Не вернулись с войны больше половины из них.

В декабре 1941 стало известно о начале разгрома немцев под Москвой. Радио приносило обнадеживающие известия об успехах Красной Армии. В слободе возобновились прервавшиеся было занятия в школе. Селяне чем могли помогали фронту.

Однако неудачное наступление под Харьковом в мае 1942 года ослабило советские войска на юго-западном направлении. Это дало противнику возможность сильнейшим ударом пробить здесь наш фронт и в июле выйти к Дону. Армия и беженцы переправлялись на левый берег Дона. В Колодежном был построен 32-тонный паром, в ближайших селах и хуторах собрали все лодки. 8-10 июля вместе с войсками за Дон переправлялась вместе с армией также колхозная техника, скот, беженцы, эвакуировалось колхозное имущество. Но из-за сильной вражеской бомбежки через Дон переправится удалось не всем. У донских переправ погибло много людей.

Немецкие части захватили весь правый берег Дона, но левый от Павловска и почти до Лисок оставался в руках Красной Армии. И все села по правому берегу Дона представляли собой передовую линию фронта. Такое положение оставалось до конца военных действий в этом районе, т.е. до конца Сталинградской битвы. Часть семей в основном из прилегающих к Дону концов села из Колодежного успели эвакуироваться на левый берег Дона. Другие бежали в окрестные леса и села. На остальных же обрушились огромные страдания окупационной и к тому же прифронтовой жизни, правда, уже через два месяца они все были из села вывезены или изгнаны.



Подвиг колодежанских комсомольцев



С момента появления немецев в селе Колодяжное с левого берега Дона, со стороны советских войск постоянно проникали диверсионные и разведывательные группы, в том числе на территорию Колодежного.

Каждую ночь возникали перестрелки. В этих группах участвовали и жители окупированных сел придонья, эвакуировавшиеся на левый берег, прежде всего молодежь, вчерашние школьники. Настояший героический подвиг совершили колодежанские подростки, участники этих рейдов: Володя Сергиенко, Толя Опрышко, Ваня Мальченко, Коля Тарасенко. Память о них свято чтут в селе.

Подростки не один раз бывали на правом берегу. Они собирали и распространяли советские листовки, портили линии связи врага. Ночью 21 октября 1942 года они вместе с диверсионной группой очередной раз переправились на правй берег Дона, но были схвачены немцами, подверглись пыткам и истязаниям. В середине ноября 1942 г. фашисты их расстреляли. Приказали каждому раздеться, опуститься в яму, лечь лицом к земле. Палач стрелял в затылок. Всего два месяца молодые герои не дожили до освобождения от фашистов родного села. Все они посмертно награждены медалью "За боевые заслуги ".

Как указывал в своем донесении в Будапешт начальник тыла 2-й венгерской армии, сменившей немецкую армию на этом рубеже, всего на оккупированной территории Подонья было казнено 203 «партизана», в том числе 11 женщин. 2377 мужчин по подозрению в связи с партизанами были отправлены в лагеря.







Окупация



Свое пребывание в селе гитлеровцы ознаменовали грабежами и насилием над местными жителями. Песни пьяных завоевателей чередовались с бессмысленной стрельбой. Убивали собак. Приказы немецкого командования, вывешенные на видных местах, требовали сдать оружие, выдавать всех не являющихся местными жителями, соблюдать комендантский час. У подножья меловой горы, идущей от Ковалевой находилась школа, одна из двух, построенных в Колодежном в 1914 г. Эта школа находилась дальше от Дона. Ее в первые же часы фашисты заняли под штаб, выбросив на улицу учебно-наглядные пособия. Наша хата располагалась ниже метров в 150 от школы, отличалась среди других в лучшую стороны в ней поселились немецкие офицеры. Семью из дома выгнали. Мы ютились в сарае. В одну из ночей со стороны горы Ковалевый на школу напала диверсионная группа русских солдат, переправившаяся с левого берега в районе Островков. Попытка, как мы поняли утром, была неудачной. Многие погибли, остальных взяли в плен. Мне было 3-е года, но я до сих пор помню, как одного из них раненого тащили в наш дом немецкие солдаты. Мать выскочила из сарая , пытаясь им сказать что-то и получила от офицера удар плеткой по протянутой правой руке. Образовался кровоподтек на всю жизнь, так и не исчезнувший до самой смерти. Всех их растреляли недалеко от шклы и бросили в общую могилу. После войны перазахоронили у сельсовета.

В середине июля 1942 года немецкие дивизии, дислоцировавшиеся в этом районе, были переброшены под Сталинград, а ставший второстепенным участок обороны по Дону сменила венгерская воинская часть и соединения 8-й итальянской армии. В селах были созданы оккупационные учреждения. Председателя колхоза в Колодежном заменили старостой. Появились и полицаи, некоторые из них служили оккупантам на совесть и были судимы после освобождения района. Фашисты собирали молоко, яйца, мед, масло, картофель, овощи, скот. Полицаи тоже от них не отставали. Уже в сентябре именно они занимались эвакуацией жителей из села. Помню этот момент. Нас гнали на Сагуны. Была дождливая погода. В районе Ковалевой возникла перестрелка, очевидно к селу прорывалась очередная партизанская группа из-за Дона. Меня за руку тащил брат Иван. Бабушка Елизовета тащила за веревку корову. Помню ее кличку « Роза».

В первые же дни окупации мою маму также угнали на рытье окопов и в окупацию нас отправили с бабушкой Елизаветой. Мне было три года, Ивану - 9. И уже когда мы были в Купянске, за тысячу километров от Колодежного, мама нас нашла. Как это ей удалось не представляю. Сожалею, что не распросил ее подробно. Сработало очевидно зверинное материнское чутье и помог указующий божественный перст. Ведь это был 1942 год. Кругом фронт, разруха и полнейшая неизвестность.Только матери, наверное такое под силу.

Сначала всех содержали на бывшей свиноферме совхоза «Пробуждение» под Россошью, приспособленную под лагерь для советских военнопленных, потом всех гражданских лиц отделили и отправили эшелоном на Запад в неизвестность, возможно куда- нибудь в концлагерь, например, в Саласпилс, ведь это были в основном дети такие как мы с Иваном, а здесь и собирали детей как доноров крови для немецких солдат. Но эшелон застрял под Харьковым. В это время здесь разворачивались жесточайшие бои. Какое-то время эшелон оставался « беспризорным» на путях, потом народ разбрелся по окрестным селам. Мы с Иваном и еще четверо двоюродных братьев и сестер - дети тетки Полины и четверо детей тетки Ульяны - такого же возраста, как и мы приютились в Купянске, тогда это был просто поселок. Мы оставались там примерно с месяц до наступления Красной Армии и в августе 1943 года двинулись домой. Добирались практически пешком по железнодорожным путям месяца три. Только к декабрю вернулись в Колодежное. Скудные вещички тащили на санках. Чтобы не «потерять» меня привязали к Ивану. Он то тащил меня на руках, то вез на санках, если я не мог от усталости передвигаться сам.

К сентябрю месяцу все оставшееся население прифронтовых сел немцы эвакуировали, нас всех погнали в окупацию. Село опустело, поэтому в последующее время для работ на колодежанских полях и лугах, а также для строительства оборонительных сооружений по береговой полосе, окупанты пригоняли жителей других сел, прежде всего из соседних Сагунов. Некоторые из них, пользуясь моментом переправлялись за Дон. Чтобы не допустить прорыва по всему правому берегу Дона были прорыты траншеи, а луга вплоть до начала холмов были заминированы. Дальше на всем протяжении находилась колючая проволока. Оккупанты спешили до ледостава на Дону очистить подступы к реке от травы и мелкого кустарника и людей не жалели.

После войны мы многие годы добывали в окопах и траншеях патронные и снарядные гильзы на металлолом.





Дети войны, памятник в Воронеже. Если заменить

эту девочку на мальчика, то будет очень похоже на нас с Иваном.



Село шесть месяцев находилось на линии фронта. 19 января 1943 года, части Советской Армии освободили Колодежное и другие сёла района. Во время оккупации село было полностью разорено и сожжено. Не осталось ни одной школы, ни клуба, ни колхозных построек, ни жилых домов

Сейчас, глядя на своего 3-летнего внука-несмышленыша, поражаюсь как мы могли выжить в тех условиях и не потерятся, без родителей, практически без ухода и присмотра.

В России перемещенные лица в период войны также имеют право на компенсации. Брат Иван попытался использовать эту ситуацию. Интересны ответы разных инстанций на его обращения. Содержание примерно одинаковое: списками перемещенных лиц из села Колодяжное не располагаем. Я понимаю, что их и не могло быть. Правда, другие просто находили свидетелей. Но и время было упущено, да и не к чему все это.

Жили не просто бедно, а черезвычайно бедно в землянке. Село было полностью разрушено. Поражало огромное количество оставленных боеприпасов. Заминирована была вся местность, прилегающая к Дону. В садах, в огородах, в рощах, кругом валялись мины, гранаты, снаряды. Еще долгое время на них подрывались люди и скот.





Школа



Через полгода после возвращения из окупации в сентябре 1944 года я пошел в первый класс. Первые четыре класса, начальное обучение, проходило на нашем краю села. Учились мы в разных хатах, кое как восстановленых на пожарищах. Очевидно в разных концах села организовывали начальное обучение исходя из возможностей. Это была очень странная учеба. В памяти мало, что сохранилось. Но некоторые воспоминания от этих первых школьных лет все же остались. Школы как таковой не было, учебников, тетрадей, карандашей тоже не было. Отсутствие писчей бумаги, наверное было самым сложным. Детей школьного возраста было много. В первом моем классе было человек 7-8. Но это только на нашей ограниченной территории между Залужным и Краем Первой моей учительницей была молодая еще незамужняя девушка, откуда она появилась я не знаю. Звали ее Анна Ивановна а несколько позже она стала Шибалкиной, женой директора семилетней школы и они оба были моими учителями. Помню, что считать мы учились на палочках, которые сами же и делали. Отцов ни у кого небыло и мало кто знал живы ли они. Писали огрызком фиолетового карандаша в тетрадках, сделанных из газетных листов. Делала их Анна Ивановна. Все свободное время болтались на улице. Вся местоность была напичкана боеприпасами. Многие снаряды, мины, гранаты были без взрывателей. Но и достаточно было также со взрывателями. Мы научились их ловко выкручивть. Взрыватели бросали в колодец в калюхином огороде. Калюхи, они же Шишкины – мои родственники. Тетка Полина - родная сестра моей мамы, а дети: Лена, Мария, Федор и Ваня - двюродные братья и сестры. Мы вместе были в окупации. Их отец - Петр Федорович вернуля с войны в полном здравии и позже появились еще дети: Валентина, Николай и Володя. Но это было уже много позже. Моим одноклассником был Ваня.

В эти первые послевоенные годы люди восстанавливали жилье. Дети все время проводили на достаточно ограниченном пространстве. Это часть села, раположенная от дороги, уходящей на Салы справа до Кавалевой слева.

Бедным семьям, оставшимися без мужчин, не вернувшихся с войны, помогал колхоз. Люди также активно помогали друг другу. В основном это были женщины. Мужчин было мало. Женщины коллективно делали замесы из глины для обмазки стен домов или навоза из которого делали в виде кирпичей топливный материал. С дровами было плохо. Не каждая семья могла обеспечить себя дровами на зиму. В такие дни на все село слышны были песни женщин, которые весело и активно помогали делать эту не сложную но очень трудоемкую и грязную, но нужную работу. Заканчивалась работа общим застольем, песнями и всеобщим весельем. Нам тоже колхоз выделил строительный материал для постройки хаты. Однако таких семей было много и само строительство нашей хаты затянулось на многие годы. И мы продолжали жить в землянке. Подворье наше находится в самой низменной части и потому в весенние паводки и левневые дожди вода затаплива нашу землянку. И такие мы были не одни. Только в 1949 году нам построили хату. Какая это была радость жить в избе, теплой и сухой, спать в чистой и теплой постели. Позднее мы построили сарай. Выглядело это так в зимнее время, фото. Это нижний ряд домов по улице, идущей на Край и в конце села, переходящей в дорогу на Сагуны.







Напротив нашей хаты, вправо от столба на фото находится подворье Бабыцких (Сергиенко) тетка Мария и трое детей: Нина, Иван и Лида моего возраста. Их отец с войны не вернуся. Это все мои товарищи по времяпрепровождению в детские послевоенные годы.

Это уже верхний ряд домов. За ним местность подымается в гору. Там начинается плоскогорье с полями, идущие с пониженим к лесному массиву, поросшему на склонах круто спускающихся к прибрежным донским лугам. И тут уже Дон, в данном месте, именуемый Островками. Прекрасное место для рыбной ловли.

Соседом Бабыцких в направлении Края был дед Макар. Жил он один, его огород примыкал к нашему. Его дочь ,тетка Галька с тремя детьми: Мария, Дмитрий и Владимир, моего возраста были нашими соседями по нижнему ряду, слева от нашей хаты на фотографии.

Их отец также не вернуля с войны. Соседями деда Макара были Калюхы (Шишкины). Это наши родственники Тетка Полька - родная сестра моей мамы, а их дети –мои двоюродные братья и сестры. Один из них Николай на фото.





Моя мама Анастасия Васильевна

и двоюродный брат-Николай Шишкин



Их отец Петр Федорович вернувшись с войны сразу же занял в колхозе значимое место, какое и занимал до самой смерти – зав. колхозными хозяйственными ресурсами: склады, амбары, колхозный ток и др. За Калюхами подворье Гапкиных. Моего возраста у них была девочка Нюра. Она была симпатичная, всегда чисто и со вкусом одетая. и многим мальчишкам нравилась. Это она на фото.







Рядом с Гапкиными жили Курочкины (Сергиенко). Тетка Маруська, очень шумная баба с сыном Толиком моего возраста.





На фото Толик в середине, слева Николай Дыбов, справа Болотов



Их отец, Иосиф Петрович (Еська) вернуся с войны контуженным, и вскоре появилась дочь Зина. Напротив них по нижнему ряду было подворье Ивахиных (Макаренко), тетка Катька и дочери Надежда и Антонина. Их отец, Павло как говорили был власовцем, вернуся в село в 1949 году, когда Верховный Совет СССР мнистировал и власовцев и латышких легионеров Ваффен СС, которые в Латвии теперь считаются героями. Его насколько я помню счень не любил Еська Курочкин. Между Ивахиными и нами находилось подворье деда Трофима. У него были дочери Катерина, она жила в Воронеже, имела двух дочерей, младшую из них Элочку много позже я знал достаточно близко, и тетка Мария с сыном Иваном, моего возраста. Жили они за подворьем, находившмся за Курочкиными, в котором жила тетка Варька. Хатенка была тесная стояла на бугре и именно в этой хате я начал учиться в первом классе. Отец Ивана с войны не вернулся. Дед Трофим, как и Шестаковы раскулачивался и 10 лет отсидел в лагерях. Их очень активно раскулачивали и Еська и Павло Ивахин. По нижнему ряду домов за Ивахиными не было до самой Кавалевой. Это было самое низкое место, включая также подворье Ивахиных, деда Трофима и нас. Ивахины после возвращения Павла переехали на новое место, расположенное на высоком месте у Кавалевой. Пожалуй это одно из лучших жилых мест на нашем краю, высокое и достаточно уединенное. По нижнему ряду домов, влево от нас, за подворьем тетки Гальки Шишкиной была хата тетки Еиьвгы (Евгении). Ее муж с войны не вернуся, детей не было и она жила одиноко и достаточно замкнуто. За ней – подворье Бакаловых.



Дед Василий Бакалов–герой русско-японской войны, матрос крйсера Варяг. Он принимал участие в сражении Варяга с японской эскадрой в должности канонира (артиллериста). 1105 снарядов выпустил по 14 японским кораблям крейсер "Варяг", уничтожив вражеский миноносец и повредив очень серьезно два крейсера. Есть в этом заслуга и моего земляка-героя и соседа. Целым и невредимым вернулся Бакалов Василий Федотович в Колодежное. В 1954 году в Москву были приглашены оставшиеся в живых участники героического сражения. Из 15 моряков на встречу смогли приехать 12 человек, среди них и В.Ф.Бакалов. Они все на этом фото.Указом Президиума Верховного Совета СССР моряки крейсера "Варяг" были награждены медалью "За отвагу". Всем оставшимся в живых была назначена персональная пенсия в размере 600 рублей. Умер Бакалов Василий Федотович в селе Колодежное в 1960 году. В 2004 году широко и торжественно была отмечена юбилейная дата со дня знаменитого сражения крейсера "Варяг". Десятки гостей из разных Российских флотов съехались в Колодежное и участвовали в открытии мемориальной доски на могиле В.Ф.Бакалов.







Но это о нем стали писать потом. В мое время он был просто соседом, гонял нас за порчу садов, когда-то принадлежавших всем этим людям, а теперь считавшимися колхозными, приходил в школу на встречу с учениками, да и кое-что рассказывал нам, ребятишкам, когда мы бывали у них в хате с его внуком Николаем Бакаловым, моим закадычным другом и одноклассником. Это он на фото. Николай закончил Лесотехнический институт и





многого добился в жизни. Сведения о нем можно найти в Интернете. Жил Николай с матерью и двумя сестрами Ниной и Раей в доме, расположенном на бугре над Кавалевой. Их отец с войны не вернуся. К дому Василия Бакалова примыкал дом Дыбиных. В нем жил Николай с матерью. Отец с войны не вернулся. По верхнему ряду домов моими соседями также были Пыченые. Их подворье примыкало к Бабыцким. Дед, тетка Танька и дочь Надя. Их отец вернуся с войны и позже появилась Таня. Позже когда подросла очень даже мне нравилась. Дальше за ними жили Шибалкины, еще дальше Бородулины - тетка Настя со своей сестрой и сыном Иваном. Обе были ярыми баптистами, а за ними стояла целая баптистская секта.Они собирались у них в хате. Можно было постоянно слышать песнопение. Иван был моим другом и одноклассником. Уже в этом возрасте проявлял недюжинные способности и имел лидерские замашки.

Это только ближайшие мои соседи. Подрастая, мы расширяли круг товаришей в напрвлениии других концов села: Края, Залужного, Городка, Салив. На фото некоторые из них. Первая девочка, которую я полюбил где-то в 6-ом классе жила на Салах, в самом конце улицы. Училась она в паралельном класе, звали ее Аня Сергиенко. Это была невероятно трогательная любовь. Мы через книги, тетради передавали друг другу записки и очень стеснялись показывать свои симпатии. После седьмого класса она училась в Сагунах в десятилетке, достаточно быстро вышла замуж и уехала из Колодежного в Верхий Мамон. Больше я никогда ее не видел. Но влюбился в другую девочку, Машу Сергиенко. Она была года на три младше меня, жила на Краю, а я уже учился в Липецке и приезжал в Колодежное на каникулы. Она также, закончив школу, вышла замуж и уехала в Новороссийск. Воспоминания именно о ней надолго сохранись в моей памяти. Обе девочки были очень красивые и многим ребятам нравились. На этой почве возникало не мало проблем.







Однако в первые послевоенные годы, в основном это был перечисленный круг ребят по совместным играм. Эти игры включали, как уже сказано, занятия с боеприпасами. Знали, наверное, что опасно, родители накзывали, но это не останавливало. Минометные снаряды бросали в костер для выпаривания тола, гранаты для глушения рыбы в Дону. Я натаскал к себе во двор большую кучу гранат –лимонок без взрывателей и обложил ими яблоню, которая росла посреди двора. Так они и лежали много лет, пока их не забрали, приехавшие в очередной раз минеры. В Шибалкином саду было все изрыто окопами и блиндажами- отличное место для игры в прятки и в войну. При очередном сжигании боеприпасов - рвануло. Володя Купченко (Заяц) остался на всю жизнь без глаз. Уже повзрослев, научился читать книги для слепых и стал отличным баянистом. Будучи слепым, оставался нашим неформальным лидером. Мы собирались у него в хате в холодное время. Около его хаты было место для вечернего времяпрепровождения. А когда он научился играть на баяне, то и взрослые приходили на вечерние посиделки и ни одно общественное мероприятие в селе не проходило без его участия: свадьбы, похороны, проводы в армию, коллективне работы по взаимной помощи селян.

Трудности после военного бытия и неустроиность, отсутствие элементарных гигеенических условий способствовали наличию множества паразитов. Блохи, вши, глисты и аскариды было распространенным явлением. Дуст был основным средством от насекомых, которым мать щедро посыпала нас с братом, впрочем это происходило и в других семьях. Это теперь мы знаем, что дуст относится к особо опасным химическим веществам. Внутренних паразитов выводили чесноком, луком и прочими народными средствами. Ни о каких лекарствах и врачах не могло быть и речи. Ближайшя больница начинала функционировать в Сагунах, это в семи километрах от Колдодежного. Туда обращались только в исключительных случаях. С мая и по сентябрь ходили босиком из-за отсутствия обуви. Особо страшен в послевоенные годы стал голод. Колхоз практически ничего колхозникам не давал, так как в основном весь урожай уходил на поставки государству. Из урожая, полученного на личном участке большая часть также отдавалась государству. Налог брался за птицу, скот, садовые деревья, вобщем практически за все. Были, конечно, селяне с достатком, но это не о нас. Урожая собранного с огорода хватало не надолго. В огороде сажали картошку, кукурузу, тыкву, ну и прочие овощи. Картошку начинали подкапывать для еды, как только появлялись первые завязи, кукурузу с молочной спелости. Но весна и начало лета были голодными. Мать готовила лепешки. Рвали с берез сережки, добавляли толченые желуди, получался жуткий продукт. Из-за чего дети постоянно болели животом. С появлением зелени в садах, на полях, на лугах начиналась тихая охота. Рвали дикий чеснок, щавель и другие съедобные травы. Особенно богаты на такую зелень прибрежные к Дону луга. Вся детвора нашего конца села целыми днями пропадала на Дону в Тупке. Ловили рыбу, раков, рвали зелень, добывали в Дону раковины, варили тутже и кушали. Отвратительный вкус желудевых лепешек и содержимого ракушек остался у меня на всю жизнь. Уже будучи состоявшимся и уважаемым человек я был приглашен пообедать во французкий ресторан. Гостеприимный хозян заказал ко всему прочему сырых устриц. До этого я никогда такую пищу не кушал. По виду они мало отличались от донских ракушек. В первом порыве я открыл устрицу, повеявший на меня ее запах показался мне настолько противным, что вызвал рвотные судорги. Еле сдерживая себя я выпил рюмку водки и только после этого кое-что покушал. Отшутившись, кое-как объяснил хозяину свою нелюбовь к устрицам.











Мой брат Иван



Как уже написано выше приемный сын Шестаковых Захар и, взятая под опекунство, Анастасия в 1930 году поженилисись, а в 1932 году родился Ваня, таким образом, он старше меня на 5 лет и , пережил раскулачивание Шестаковых и арест в 1937 году. Ему здорово досталось во время окупации. По большому счету он меня спас от неминуемой гибели в это время. Мне было всего три года. Как и все в эти годы дети я был беспомощным и несмышленым. Мама нашла нас только в Купянске. Как они с бабушкой Елизаветой меня уберегли, наверное, знают только они сами.

От Купянска до Колодежного мы добирались зимой практически пешком по рельсам в этих чудовищных военных условиях. Как рассказывала мама, она привязывала меня за руку к руке Вани, чтобы я не потерялся. После окончания семилетней Колодежанской школы, Ваня поступил учиться в Балашовский сельскохозяйственный техникум, закончил его с отличием, но пришло время идти в армию и он решил продолжить учебу в Военно - морском инженерном училище в городе Энгельсе. Все это время он постоянно писал мне письма и просил учиться как можно лучше. Он же узнал о возможности обучения в специальной средней школе Военно- воздушных сил, т. е. стать как сейчас называют таких ребят, кадетом. Ваня служил в различных частях Советской армии и





Шестаков Иван Захарович

закончил службу в звании майора в Крыму в начале 80-х и переехал в город Воронеж на постоянное место жительства.

Я же закончив четыре класса на свем конце села, в сентябре 1949 года пошел в пятый класс семилетней шклоы. Школа расположена далеко от дома, за мостами, соединяющими южную и северную части села. Здесь же располагаются клуб, сельский совет и почта. На пригорке перезахоронили погибших солдат и поставили памятник, какие имеются во всех селах Воронежской области. Я помню как выкапывали останки солдат, похороненных выше наших домов у сожженной шклоы. На нашем краю было колхозное правление, колхозный двор с сельхозтехникой, амбарами, током. Здесь же - колхозный клуб и магазин. Таким образом в селе образовались два центра: колхозный и сельсоветский. Учеба в семилетней школе, а точнее 5-7 классы запомнилась больше. Было два паралельных класса. Классным руководителем все три года была молодая учительница Анастасия Кирилловна Золотухина, она же преподавала немецкий язык, ее муж Николай Андреевич преподавал физику. Он умел на скудном школьном оборудовании прекрасно ставить физические опыты. Анастасия Кириловна после уроков читала нам книгу вслух и мы с удовольствием слушали. Наверное это она привила нам любовь к книгам. Она же руководила кружком художественной самодеятельности. Мы ставили пьесы и выступали на школьных праздниках. Николай Андреевич часто и много помогал ей в классном руководстве. Мы очень любили этих прекрасных учителей. Прекрасный был математик. Особенно он понятно и доходчиво преподавал геометрию. Я достаточно быстро научился формулировать доказательства теорем и он часто поручал мне объяснять «непонятливым» многие теоремы. На этой фотографии наш класс по окончанию семи классов. В нижнем ряду в центре это я. Справа на фото мой двоюродный брат Ваня Шишкин, слева Николай Воронин. Во втором ряду за мной сидит директор школы Шибалкин Николай Иванович, а по его бокам Анастасия Кириловна и Николай Андреевич Золотухины. Крайний слева – математик, к сожалению не помню его имени.





Школу я закончил с отличием, так как хотел мой брат и даже получил, наверное, первую в жизни Почетную грамоту, сколько их потм было, но эту я храню до сих пор. Даже на фото видно, что я самый маленький. Таким я и поступил учиться в 6-ую Воронежскую специальную среднюю шклолу Военно-воздушных сил (спецшколу ВВС) в городе Липецке. При поступлении необходимо было пройти мандатную и медицинскую комиссии и сдать пять экзаменов. По обоим комиссиям у меня были изъяны. Мандатная комиссия проверяла «до десятого колена» на лояльность. Почему она меня пропустила трудно сказать, ведь были в роду раскулаченные дед с бабкой и мы были в окупации.А анкета, которую я заполнял была на 2-3 листах с совершенно для моего возраста неподъемными вопросами типа:

• Служил ли в белой армии;

• Участвовал в в контреволюционных организациях;

• Родственники за рубежом

• И далее про плен, окупацию и т.д. и т.п.

Конечно я на них ответить был не в состоянии - Анкеты с этим содержанием появились после войны. До войны и в военное время они были проще.

Возможно пропустили меня потому, что родословная довольно запутанная, как видно из повествования, да в 1937 году меня и небыло еще на этом свете и я не фигурирую в арестном деле Шестаковых, да и лет то было мне 12 и отец не вернулся с войны. Что касается медицинской комиссии, то мне не хватало веса и роста. Я и сейчас помню эти цифры: 32 кг веса и 134 см роста. Но экзамены я все сдал на отлично. Комиссия долго вертела мои документы уже после экзаменов и медицинской комиссии и Председатель комиссии - лысый майор Андреев сказал: « ладно откормим». И откормили. На этих фото видно как я выглядел в первый год пребывания в «спецухе» и в последний. О спецшколах ВВС очень много материалов имеется в интернете. И нужно сказать они того заслуживают. Их ликвидировали в 1955 году.







Так я стал «спецом», но это уже другая не менее интересная и богатая событиями история. Я обязательно ее опишу в следующем повествовании. И помещаю стихотворение бывшего «спеца» 6-ой спецшколы Альберта Краснова. Стихотврение написано к 25-летию последнего нашего выпуска и как будто списано с моего фото .



ДРУЗЬЯМ



В гнездовья юности влетели,

Давно не желтые птенцы.

Здесь первый раз, надев шинели,

Из дества мы вошли в „спецы”.



На голубых погонах птицы

Между полосками фольги,

Над ними „краб” звездой искрится,

А в клешах клинья в две руки.



О, как гордились бравым видом

И,как грустили, наконец,

Коль клинья бритвой нам... Обидно:

Какой же я без клешей „спец”?



На танцах паде-паденеро,

Фокстрот и вальс посильны нам.

Девчонки к лучшем кавалерам

Съезжались по воскресным дням.



И я,начищенный до блеска,

От гири с мылом стрелки – шик!

Дрожу при клеве, словно, леска,

Чтоб не к моей другой приник,



Мы может мелочи забыли

С витками лет ветки седин

Причестки нам посеребрили,

Года вбивают в память клин.



Забыть ли наших командиров,

Учителей, отдавших все,

Чтоб не пятнали мы мундиры,

Хотяб настсл последний взлет,



Спасибо им, что нас спаяли,

Что даже через столько лет

Мы собрались все в том же зале,

Куда ходили на концерт



Спасибо им, что между нами

Нет тунеядцев и повес.

Пусть слава не умрет с годами

Шестой спецшколы ВВС





В порядке заключения



Можно считать, что родовые корни Шестаковых уходят к первым поселенцам села Колодежного, поскольку наши родственники с этой фамилией до сих пор живут на территории Городка, т.е. в том месте, откуда начиналась Слобода. Я мало, с ними знаком, но помню, что мама с ними общалась. По двору, как принято в селе, они именовались Гапошкиными . Хозяин семейства Шестаков Александр Григорьевич (дед Санько). Его я помню. Да и других помню, но некоторые подробности мне написали, выходцы из этой семьи, прочитав мою кгнигу.

В 2010 году я издал книгу «Хроника катастрофы Рижского авиационного университета» и в последней ее части написал небольшой очерк о Колодежном и своих предках. Эту книгу оставил в библиотеке села Колодежного, посетив летом 2011 года с братом Иваном могилы родственников на сельском кладбище. Книга получила очень большой общественный резонанс и широкое представление в интернете по поводу основного содержания, но, главное, откликнулись родственники из Колодежного на заключительную часть книги, чему я безмерно рад.

Виталий Шестаков написал следующее:

«Я сын Владимира Шестакова (погиб в 1980 году), мой дед Шестаков Александр Григорьевич (дед Санько) по местным наречиям наше семейство величали "Гапошкиными", .. Мать моя по девичьей фамилии Коротчина Нина Ивановна, в простонародии ее звали "морячка" так как она являлась приемной дочерью моряка -севастопольца Копылова Василия Петровича, она тоже погибла в 2001 году. Но я про старших родственников матери знаю очень мало, все что знаю (а это не так много), это по линии Шестаковых, т.е. отца моего. Дед Александр Григорьевич после войны, всю жизнь прожил в Колодежном, умер в 2000 году. Его жена (моя бабушка) по девичьей фамилии Шевцова Мария Ивановна, тоже умерла в 1994 году. В их семье было трое детей: мой отец Владимир Шестаков , далее Алексей Шестаков, проживает ныне в Волгограде, и Шестакова Александра (далее Литвякова, долгое время работала в местном магазине), проживает ныне в с. Колодежном. У моего деда Александра Григорьевича был родной брат Владимир, умер где то в пятидесятых годах из за последствий перенесенного плена. А также родной брат Шестаков Дмитрий Григорьевич, тоже умер в начале 2000 года. Мой прадед - Григорий, по моим данным был звонарем в нашей местной церкве, работал он там вместе с его двоюродным братом дедом Маккеем, он был церковным старостой.»



В Колодежном не редкое явление в родственных семьях совпадение имен под одинаковой фамилией. Вот и уменя оказывается жил «двойник» - отец Виталия, Владимир Шестаков.

Жизнь бесконечна своей повторяемостью. Другое письмо от Лысенко Юрия Ивановича. Оказалось мы с ним не только земляки и похоже имеем общих предков, но еще и получили высшее авиационно-техническое образование в родственных высших учебных заведениях-институтах инженеров гражданской авиации. Я в Рижском, Юрий Иванович в Киевском.

Рижский Краснознаменный институт инженеров гражданской авиации (РКИИГА) я закончил в 1963 году и в дальнейшем после окончания доктурантуры стал преподавателем и руководителем высшего звена этого очень знаменитого ВУЗа, Юрий Иванович закончил Киевский институт инженеров граждансой авиации (КИИГА) в 1985 году к началу перестройки и прошел все «круги ада» молодого специалиста в вопросах трудоустройства после окончания ВУЗа. Я очень хорошо знал КИИГА и преподавателей, у которых он учился. По своей материально-технической, научной и учебно-методической базе КИИГА входил в десятку лучших ВУЗов СССР. Работая в РКИИГА, я способствовал приобщению колодежан к авиации и даже нескольким поступить и успешно закончить РКИИГА. Это дочери Хорошуновых - Таня и Лена, дочь Левченковых и мой двоюродный брат Шишкин Владимир . Как сложилась их судьба мне неизвестна. Да и вообще, судя по письму Юрия Ивановича очень многие колодежане нашли свое призвание в авиационной отрасли: Загуменный Владимир Алексеевич, Циганов Виктор, Лысенко Наташа - дочь Юрия Ивановича и его брат - Александр, наверное есть и другие.

И главное письмо Юрия Ивапновича позволило мне более четко определится со своими предками. Его письмо и письмо Виталия подтверждают версию о том, что Шестаковы относятся к певым поселенцам слободы Колодежное и разъясняют некоторые исторические детали в судьбе моих предков. В частности, карабутское происхождение моего отца - Захара.

Прадед Юрия Ивановича Лысенко Петр Иванович - житель Карабута 25 лет отслужил в армии. Пока он сражался за царя и отечество в его отсутствие жена родила в 1889 году сына - Фомую Судя по рассказам Фомы Петровича и разговоров моей мамы и мамы Юрия Ивановича у Фомы Петровича в Карабуте был родственник - офицер. Он часто бывал в Карабуте, и Захар - мой отец его незаконнорожденный сын карабутской женщиной, подброшенный на паперть Никольской церкви села Колодежного осенью 1906 года, где и подобрал его Шестаков Моккей Иванович - церковный староста, двоюродный брат прадеда Виталия Шестакова - Григория. В Гражданскую войну офицер служил в Павловске на стороне белых . Очевидно к этому времени Моккей Иванович уже знал настоящего отца Захара, хотябы от Степана Зозули, его наемного работника. Оказывается род Зозулиных и сейчас есть в Карабуте. И когда в карательной операции в Колодежном произошел бой у ветряных мельниц, противниками были мой дед по матери Щербаков Василий Миронович и дед по отцу - неизвестный мне белый офицер - командир карательного отряда. Они оба погибли в этом бою и дед Мокей обоих похоронил на своем подворье, что и стало одной из причин его собственного ареста и гибели. Вот почему моя мама на вопрос об этих могилах шепотом просила нигде и никогда об этом не спрашивать.

Но как известно, все тайное когда-то становится явным. И я рад, что в этом разобрался и остается только сказать:



МИР ПРАХУ ВАШЕМУ ДОРОГИЕ МОИ ПРЕДКИ!



При написании повести использованы интернет ресурсы - www.google.ru



Колодежное Воронежская область

maps.google.ru

1. Items Tagged: село Колодежное

honinvm.ru/main.php?...село+Колодежное -

Альбом: Село Колодежное .

2. Село Колодежное, Вор. обл., Воронежская область

www.komandirovka.ru/.../kolodezhnoe_vor._ob....

3. Колодежное Село

gde24.ru/.../BgAzNjAyNTAwMDAyNAA-B/ - Сохраненная копия

4. Село Колодежное. Карта. Воронежская область. Подгоренский

www.alongwith.ru/msmeet.aspx?c=2179&id...